Английский евроскептик: Проблемы с нелегальными иммигрантами на Западе и Холодная война с Россией – звенья одной цепи

Эндрю Стивен Рид
Эндрю Стивен Рид

Просматривая солнечным августовским утром по каналу Euronews сюжет о чернокожих нелегалах, пытающихся из портового городка Кале на севере Франции попасть в Англию путём взятия штурмом поездов и фур, я даже и не догадывался, что уже через неделю оставлю Москву и поеду наблюдать эту картину воочию. Когда участь неожиданного путешествия была решена, я поставил перед собой два сакраментальных вопроса: кто виноват и что делать? Иными словами, что привело к нынешнему кризису с наплывом нелегальных иммигрантов в Европу и, в частности, во Францию и Великобританию и что со всем этим делать озадаченным жителям прекрасного Евросоюза?

Прямого транспортного сообщения Москва – Кале пока не существует, поэтому добираться до французского порта я решил через Бельгию. Во-первых, от Брюсселя до Кале ближе, чем от Парижа. Во-вторых, маленькая Бельгия сама ощущает на себе серьёзное миграционное давление, в частности со стороны граждан из бывших колоний, которые, получив независимость от европейского империализма, вновь в этот империализм возжелали вернуться. В-третьих, в Брюсселе живёт ветеран движения английских евроскептиков, много лет работавший в аппарате Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP, в 2014 г. на выборах в Европарламент партия набрала 27,5% голосов, заняв первое место у себя в стране) в Европарламенте, Эндрю Стивен Рид. Недавно выйдя на пенсию, лондонский джентльмен продолжил заниматься общественной деятельностью, а заодно и решил остаться на ПМЖ в Брюсселе. В общем, без Брюсселя я в своей поездке в качестве журналиста-международника я обойтись никак не мог.

Таксист, не проронивший ни слова, пока вёз меня к гостинице в центре бельгийской столицы, на прощание доверительно сообщил: «Будьте осторожны, если будете гулять вечером. В этом районе много мигрантов». Хорошее начало, не правда ли?

Впрочем, вечер в мультикультурной столице Евросоюза прошёл мирно. Англичанин Эндрю Рид предсказуемо предложил поужинать в ресторане «Лондон». Ресторан расположился на Люкембургской площади, прямо перед Европарламентом, который мой собеседник называет не иначе, как «эта институция» или «это здание». Здесь, в «Лондоне», и состоялся наш разговор.

— Господин Рид, как Вы пришли к своим взглядам и стали членом UKIP?

— В какой-то момент я просто осознал, что ситуация, когда в прошлом самостоятельные европейские государства начинают управляться из единого центра в Брюсселе, неправильна и глубоко антидемократична. А партия UKIP с самого своего основания выступает против диктатуры политико-коммерческих элит Евросоюза – бюрократов, которых никто не выбирал.

— Вы британец, но живёте в Бельгии уже более десяти лет. Многие в России считают, что нет никакого смысла, живя в Европе, быть против Евросоюза, который даёт возможность свободно путешествовать из страны в страну. Возразите что-нибудь?

— Возражу. У любого человека, который может подтвердить свою кредитоспособность и цели визита, и так есть возможность путешествовать в любую страну. Отказываться от суверенитета собственной страны, от контроля своих границ, лишь для того, чтобы уклониться от выполнения простых и понятных таможенных требований, — просто верх безумия!

— Огромный поток нелегальных иммигрантов, в основном из Африки и Ближнего Востока, льётся в Европу. Почему именно сейчас? В конце концов, Европа была сравнительно процветающей уже сотни лет.

— Евросоюз и США поставили экономики Африки, Ближнего Востока и других территорий, обычно называемых «Глобальным Югом», в крайне уязвимое положение посредством тарифов, хищнических кредитов, двусмысленных соглашений по концессиям, позволяющим фактически воровать ресурсы этих стран. Тех, кто открыто сопротивляется, сначала демонизируют в западных СМИ, затем дестабилизируют обстановку внутри, а, если это не помогает, просто осуществляют военную интервенцию под различными предлогами. Все примеры на виду.

ЕС и США дают возможность некоторым представителям этих запуганных, живущих в бедности стран перебраться на процветающий «Глобальный Север». В то же время всё больше и больше жителей Юга, следуя примеру своих удачливых соотечественников, ищет возможность попасть на Север разными нелегальными способами, зачастую связанными с риском для жизни.

Новоприбывшие мигранты, устраивающиеся на малопрестижные и низкооплачиваемые работы, в какой-то мере питают экономики Севера, точнее — бизнес-элиты. В целом же большинство населения Европы и Северной Америки страдает из-за сокращения реальной заработной платы, низкой доступности жилья, чрезмерной нагрузки на сферу госуслуг, а также от появляющегося культурного диссонанса. Общественный, демократический консенсус, формировавшийся столетиями, ослабевает из-за такой миграции.

Негативные феномены, которые мы сейчас наблюдаем, — это следствия общей стратегии наднациональных (и вненациональных) структур по разрушению национальных государств – и, следовательно, демократии как таковой – и созданию глобальной политико-коммерческой диктатуры.

— А у стран Евросоюза есть хоть какая-то понятная стратегия в отношении миграции?

— Для того, чтобы внедрить ту стратегию, про которую я говорил выше, ЕС содержит визовые и иммиграционные центры по всех странах мира. Вот и вся стратегия.

— Нелегалы в районе французского портового городка Кале безумно хотят достичь Англии, десятки людей при этом гибнут. Почему именно Кале?

— Кале – это всего лишь, так сказать, узкое бутылочное горлышко, показывающее, что британское правительство «как-то пытается решать вопрос с мигрантами». На самом деле, конечно, это лишь картинка для телевидения и избирателей, а вопрос по большому счёту не решается. В других местах также появляются и другие «бутылочные горлышки».

— Что нужно сделать Евросоюзу для разрешения текущего кризиса с мигрантами?

— Евросоюзу надо было бы полностью отказаться от той наднациональной глобальной стратегии, на которой он базируется. А это противоречие в себе. (Смеётся.)

— А как новая Холодная война, фактически идущая между Западом и Россией, встраивается в концепцию этой самой стратегии? И кто её развязал?

— Они же и развязали. Холодная война – часть той же самой стратегии, приведшей к конфронтации Запада с теми странами, совладать с которыми совсем не просто. Мозговой центр, управляющий этой войной, находится в Совете по международным отношениям в Нью-Йорке. (Прим. ред.: русская Википедия уделяет данной структуре лишь пару строчек. Однако англоязычные источники дают впечатляющую картинку мощной частной организацией по влиянию на внешнюю политику Соединённых Штатов. Но формально частный характер этой структуры не должен никого смущать. Через неё прошли почти все ключевые американские политики, включая госсекретарей и директоров ЦРУ. Совет по международным отношениям поддерживает глобализацию, свободную торговлю, снижение финансовой подотчётности транснациональных корпораций, наднациональные структуры, такие как ЕС и НАФТА, торговый блок, в который входят США, Канада, Мексика и Чили.)

— Некоторые люди на Западе обвиняют российские СМИ как минимум в односторонней подаче материала, а как максимум – называют орудиями госпропаганды. А как Вы оцениваете западные масс-медиа? Отражают ли они разные точки зрения по ключевым вопросам, например, международных отношений?

— Западные СМИ крайне могущественны, они жёстко координируются и полностью подконтрольны наднациональным элитам. Россия и Китай могут противостоять им только через внимательное наблюдение и такой же строгий контроль собственных СМИ, это как минимум. Нужно понимать, что кажущаяся «нейтральность» или «взвешенная позиция» СМИ в оценке тех или иных событий – важная составляющая рецепта по доминированию и манипуляцией общественным мнением.

— Господин Рид, напоследок не могу не спросить: что Вас больше всего восхищает или, наоборот, пугает в истории России?

— В истории любой страны есть страшные страницы, но страшные страницы российской истории, очевидно, были перевёрнуты относительно недавно. И именно это вселяет надежду на то, что свежесть этих воспоминаний даёт России шанс выбрать правильный подход к решению современных проблем, как внутренних, так и международных. Я думаю и чувствую, что именно сейчас наконец-то наступает время для России стать мировым лидером.

Станислав Бышок для РИА ФАН

Оставить комментарий