Мария Захарова: У распространения русофобии на Западе много причин, но главная — глупость

Спикер МИД РФ Мария Захарова
Спикер МИД РФ Мария Захарова

Официальный представитель МИД Мария Захарова написала в Фейсбуке: «Сегодня я отвечала на вопросы в чате ВВС. За 1,5 часа ответила на 50-60 вопросов». В итоге разговор получился поинтересней иного интервью. «КП» приводит выдержки из этого чата.

Новая холодная война была бы катастрофой

— Как долго Россия сможет справляться с изоляцией со стороны Запада? Могут ли другие страны БРИКС, в частности Бразилия, помочь преодолеть эту изоляцию?
Carlos Lustosa Filho, Бразилия

— В вашем вопросе содержится очень серьезное противоречие: либо «изоляция», либо «со стороны Запада». Если мы говорим про изоляцию, то ее нет, так как Россия активно развивает отношения с многими странами мира. Взаимодействие со странами БРИКС — яркий тому пример. То, что мы видим сейчас, — это давление Запада на Россию, а не изоляция России.

— Грозит ли нам «новая холодная война» между НАТО с одной стороны и Россией и Китаем — с другой?
Victor Dos Santos, Бразилия

— Это было бы катастрофой. Ведь мир нуждается в решении по-настоящему экстренных вопросов и проблем: терроризм, эпидемии, беженцы и многое другое. У нас нет времени на новые «холодные войны».

— Какие системы безопасности будут работать в России в будущем?
Ulf Jørgensen

— Ответ очень простой — система коллективной безопасности. На практике это должно выглядеть так: ни одно государство (или группа государств) не должно обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других.

— Почему с Россией не хотят дружить успешные страны Западной Европы и США?
Сергей Гущин

— Не путайте «страны» с «руководством стран». То, что сейчас происходит, — это какое-то насильственное распространение антагонизма и русофобии. Но идет это не от людей, а от ряда политиков. Зачем они это делают? Наверное, причин много. Но главная — от глупости.

— Как вы оцениваете перспективы создания Большой Европы от Лиссабона до Владивостока на фоне украинского кризиса?
Alena Musatova

— Думаю, украинский кризис, а также ситуация с массовым исходом беженцев из Ближнего Востока и Северной Африки в Европу как раз и должны подвести всех к мысли о безальтернативности идеи Большой Европы, без деления на «безопасные зоны» за счет уменьшения безопасности других.

Украиной руководят люди, обслуживающие чужие интересы

— Чем Вы объясните провалы России за последние 2 года: превращение Украины из нейтрального государства в враждебное, срыв постройки трубопроводов через Болгарию, Турцию а также невозможность реализовать Северный поток-2; практическое поражение Башара Асада; неумение предотвратить санкции; бессмысленная кровавая бойня на Донбассе? 

Sergey Alexandrov

— Проблема Украины – полная потеря ею суверенитета. Хотя, наверное, это лишь следствие. А основная проблема в том, что за всю её новейшую историю ею руководили люди, которые реализовывали не национальные интересы своей страны, а руководствовались интересами зарубежных игроков. Думаю, что нужно говорить не о том, что Украина стала «враждебным» государством, а о том, что ее политики проводят враждебный курс в отношении собственного населения. Ведь гражданское противостояние на Донбассе и развязывание гражданской войны – следствие катастрофической политики людей, захвативших в Киеве власть в 2014 году.

То, что Вы называете «срывом постройки трубопроводов», является следствием политики Брюсселя, а не Москвы.

Что касается Сирии, то за политику Москвы уж точно краснеть не приходится. Она была последовательной, логичной и открытой: недопустимость «смены неугодных режимов», понимание неизбежности нарастания террористической угрозы в регионе из-за действий различных коалиций в обход СБ ООН, оказание помощи Дамаску в борьбе с террористами.
С коррупцией надо бороться – согласна на все 100.

— При подписании Будапештского меморандума Россия выступала Гарантом целостности и неделимости суверенного государства Украины. А как получилось, что та же Россия и напала на мое государство?
Богдана Новосад

— Если Ваше государство Украина, то Вам следовало бы задать вопрос самому себе: как получилось так, что дважды в новейшей истории президента Вашего государства отстраняли от власти под давлением зарубежных государств? Разрушение государства изнутри пострашнее любого вторжения, включая и мнимого. Потому что вторжения можно и нужно отражать, а вот заставить свой народ не покидать Украину (в ряде случаев вместе с территорией) невозможно, это можно сделать только а) проводя политику национальных (а не чужих интересов) б) соблюдая права даже самых малочисленных народов (не говоря уже о тех, которые составляют практически половину населения) в) любя свой народ, а не давя его танками.

Крым вернулся в Россию по международному праву

— Если жители Курильских островов проголосуют большинством голосов за присоединение данной территории к Японии, может отказаться Россия от островов в пользу Японии?
Геннадий Гончуков

— Я так понимаю, что Вы намекаете на крымский референдум. Таких примеров в последнее время приводят очень много. Не забывайте одну важную деталь: права крымчан грубейшим образом нарушались. И речь идет о базовых правах человека — например, людям, которые всю жизнь говорили на русском, являвшимся государственным в СССР, в один прекрасный день в этой «роскоши» было отказано. То есть дома говорить можно, а вот получить паспорт и вписать туда имя своего ребенка на родном языке — нет. Поэтому в основополагающих документах ООН, которые регулируют эту сферу, говорится, что государство имеет право на территориальную целостности при условии уважения прав населяющих его территорию народов. Поэтому сравнение неправомочное.

— Считаете ли вы присоединение Крыма к России прецедентом в международном праве?
Ринат Жахин

— Я считаю, что воссоединение Крыма с Россией максимально приближено к международному праву, если мы говорим о прецедентах. Народ Крыма много лет боролся за свои права, которые должны были гарантироваться Киевом на основе международного права, но которые нарушались. Неоднократно в новейшей истории крымчане ставили вопрос о проведении референдума о своей судьбе. После того, как дважды за последние 10 лет законно избранная власть на Украине была свергнута под давлением западных стран и силовым путем (первый и второй майданы), крымчане осознали, что у них отсутствует возможность реализовать свои законные права демократическим путем в составе Украины. Они провели референдум, за которым наблюдало рекордное количество представителей мировых СМИ. Волеизъявление народа Крыма и есть главный аргумент в защиту легитимности этого решения.

— Возможно ли, в случае проведения референдума в ДНР и ЛНР присоединение этих территории к РФ в случае, если граждане этих республик решат, что Россия им роднее и ближе?
Анна Грибко

— Россия, как и весь мир, исходит из безальтернативности Минских договоренностей. А в них четко сказано, что Донецк и Луганск — часть Украины. Под этими документами стоят подписи представителей ДНР и ЛНР. Давайте не будем фантазировать, а займемся выполнением этого документа.

У меня нет ни стилистов, ни пиарщиков

— Тяжело ли работать женщине в МИД?
Al Good

— Тяжело работать всегда, когда работаешь по-настоящему. Пол не имеет значения.

— Как Вы пришли в МИД? Есть ли возможность молодым кадрам туда попасть сегодня?
Нигора Шамансурова

— Я закончила МГИМО, причем с красным дипломом. Подала документы в Министерство. К сожалению, не получилось попасть на работу на азиатское направление (в институте учила китайский). Но меня пригласили на работу в пресс-службу. Чтобы работать в МИД России, нужно владеть двумя иностранными языками — это обязательное требование.

— Может ли дипломат врать?
Юри Коган

— Это извечный вопрос дипломатии: как, сохраняя конфиденциальность и ведя переговоры за закрытыми дверями, быть честным с широкой аудиторией. Безусловно, дипломаты не могут говорить всё, о чём они знают, — ведь есть такие понятия, как секретность. В то же время, даже используя дипломатичные формулировки, нельзя врать. Ведь правда всё равно всплывет. Пример – пробирки Колина Пауэлла, которые он показывал в СБ ООН, агитируя бомбить Ирак. Нужно находить убедительные, но при этом честные аргументы.

— На какой должности видит себя М.Захарова в МИДе лет через 10-15? Какая из стран ей больше всего по душе и почему?
Ирина Кадзова

— Так далеко не заглядываю. Мне бы сейчас с нынешней справиться. Была во многих странах, долго жила в Китае, работала в США. Любимых стран нет. Есть города, в которых мне нравится бывать. Их очень много. Например, Пекин (там прошло мое детство), Нью-Йорк (там много друзей), Рим (там оооочень красиво).

— Что думает Мария о Чуркине? Может лучше было бы Жириновского на этот пост назначить?
Vlad Dubchak

— Я думаю, что Чуркин — один из выдающихся мировых дипломатов. Мое убеждение основано не только на личном опыте работы в его команде, но и на откликах зарубежных коллег. Помню, как мне однажды сказал тогда еще посол США в России Макфол: «Чуркин — самый умный человек. Мне об этом сказала Сьюзан Райс». «А что же в этом удивительного?» — спросила я. «А то, что Сьюзан считает самой умной себя», — ответил незабвенный Майкл.

— Кто стилист Марии? Или она сама придумала свой образ?
Петро Цыбулько

— У меня нет стилистов или пиарщиков. Все, что есть хорошего или плохого, — моя история. Прислушиваюсь к критике и пытаюсь что-то менять, если это конструктивно. Спасибо тем, кто поддерживает!

Источник: «Комсомольская правда»

Оставить комментарий