Владимир Киреев: Новых идей нет, а старые работают плохо

Владимир Константинович Киреев, фонд "Народная дипломатия"
Владимир Константинович Киреев, фонд «Народная дипломатия»

Россия испытывает последствия ухудшения экономической ситуации, на которые накладывается политическое давление, оказываемое США и их союзниками.

В отличие от 90-х, люди не будут месяцами ходить на работу при невыплате зарплаты. Более того, даже средний офисный менеджер при условии долгосрочного снижения уровня жизни готов заняться криминалом, либо выйти на улицу с бейсбольной битой для социальных протестов.

Сегодня очень много говорят об отсутствии идеологии, а также о том, что она, как-то появившись, может помочь решить проблемы кризисного общества. При этом зачастую под идеологией подразумевают «кашу» в своем сознании, украшенную разного рода образами, наделяющими эту мешанину видимостью «силы».

Кто-то мечтает о западном образе жизни, кто-то о старине, кому-то нужна восточная экзотика. Как будто от того, что Вася назовется Мухаммедом, в стране прибавится барханов и нефти, а если он обернется в американский флаг, он мгновенно сможет ездить по всему миру с карточкой Visa и охраняться 6-м флотом ВМС США.

Эта видимость идеологии распространяется не только на обывателей, но и на лиц, имеющих отношение к реальным элитам общества и профессиональным экспертам, неважно, к какому лагерю они себя относят.

В чем риски такого положения дел?

В том, что люди, принимающие решения и реализующие их на практике, порой руководствуются картиной мира, существующей лишь у них в воображении, не опирающейся ни на что в реальной жизни. А это мы видим сплошь на каждом шагу. То мы вкладываем деньги национальной экономики в чужие ценные бумаги, потому что якобы «свою экономику они перегреют».

А потом занимаем втридорога свои же деньги. Кто-то еще получает дивиденды за коммунистические акции, хотя идея о построении коммунизма давно «сдана в утиль». Но всех обходят в этой гонке абсурдов националисты, готовые воевать против своей нации, «потому что она неправильная».

Весь этот балаган возможен по ряду причин. И из-за серьезного падения уровня массового сознания. И из-за инфантильности, сопровождающей это падение. В самом деле, что бы ни обещали нам фантазии о том, что «в окна пойдет свежий весенний воздух», на подводной лодке иллюминаторы открывать нельзя. Люди очень часто не понимают реальных последствий своих действий.
Почему же нет никакой явной идеологии в современном обществе? Боятся ли власти того, что придут хорошие «некто» и отберут власть? Да нет, попросту Фукуяма прав в главном, и после крушения Советского Союза альтернативной идеологии просто не осталось.

Мы живем в мире победивших принципов эпохи Просвещения – это идея научного и социального прогресса, личной свободы, качественной и безопасной жизни. Никаких других идей, кроме придуманных еще Вольтером, у современного человечества нет.

Нет, конечно, можно не верить в прогресс или считать злом личную свободу, но с таким же успехом вы можете не верить в закон Ома или силу тяготения. Вон ИГИЛ и не верит. А еще не верят разного рода фундаменталисты, сектанты, фанаты жизни «как при царе Горохе»… Но это не отменяет очевидности этих принципов.

То есть никаких новых суперидей по-настоящему нет, а старые, либеральные, принципы работают плохо: в мире экономический кризис, который грозит перерасти в суперкризис, в каждой третьей стране людоедские фанатики рушат все то, что мы называем цивилизацией, и еще стоит целая очередь из желающих присоединиться к ним.

Половина населения планеты живет в нищете. Экологические проблемы приобрели глобальный характер. При этом для России перспективы не самые радужные. А в это время огромная часть общества пребывает в каких-то болезненных фантазиях, которые в случае кризиса грозят стать причиной суперкризиса, уже локального, у нас в стране.

Истоки этого могут быть в хаосе принимаемых решений, их нереалистичности, а также массовых бунтах людей, руководимых разного рода бредовыми идеями (которые, кстати, неплохо капитализируются через политтехнологии управления обществом).

Что же делать, если идей нет, а кризисные явления есть? Ответ – отказаться от жонглирования фантазиями людей (особенно это касается представителей элиты) и принять на вооружение принцип Realpolitik, суть которого – в максимально реалистической оценке происходящего.

Необходимо вернуться от обобщающих конструкций к первичным фактам и, отталкиваясь от них, выстраивать нашу внутреннюю и внешнюю политику. Если мы не можем договориться с США – надо готовиться к войне, если сможем – будем налаживать партнерские отношения. Не нужны инерционность и идеологичность, заставляющие принимать ошибочные решения.

Таких ошибочных идеологически нагруженных решений у нас было много всегда. Не стоит при этом считать, что принципы Realpolitik – это политика без ценностей, нет – это политика без иллюзий.

Русских всегда отличало наличие доли здорового прагматизма, порой даже цинизма, например, по сравнению с идеологизированным украинским массовым сознанием. К чему приводят иллюзии – мы видим на примере Украины. И не хочется, чтобы Россия стала второй Украиной.

Владимир Киреев для газеты «Взгляд»

Оставить комментарий