Павел Данилин: Представление русских в американском кинематографе

Павел Викторович Данилин
Павел Викторович Данилин

Как сказал Владимир Ильич Ленин в беседе с Луначарским, «конечно, цензура все-таки нужна. Ленты контрреволюционные и безнравственные не должны иметь места». И добавил фразу, ставшую крылатой: «вы у нас слывете покровителем искусства, так вы должны твердо помнить, что из всех искусств для нас важнейшим является кино». Эту максиму вождя мирового пролетариата взяли на вооружение последовательные враги советского государства и на протяжении уже нескольких десятков лет Голливуд ведет свой «незримый бой» (вернее, очень даже зримый и зрелищный) с «русской угрозой».

В голливудских кинолентах и сериалах русские заслуженно занимают одно из центральных мест — тема России и русских появляется практически в любом фильме, где ставятся проблемы переустройства миропорядка (фильмах катастрофах, нередко в фантастических фильмах). И образ наших соотечественников, мягко говоря, поражает воображение. Понятно, что в условиях холодной войны русские представлялись официально врагами и в таком виде появлялись в выдающихся антисоветских поделках, вроде соответствующих серий про Джона Рэмбо и Рокки с Сильвестром Сталонне в главной роли. Но уже на фоне перестройки выходит совместный фильм «Красная жара» с Арнольдом Шварценеггером, где Арни исполнил роль обаятельного советского милиционера (с отвратительным русским языком), который помогает американской полиции бороться с русской мафией. Казалось, что русские могут представляться персонажами комедийными, но стереотип врага, исчадия ада ушел с прошлое. Не тут-то было.

Примерно с середины 90-х (и даже чуть ранее) русские буквально захватывают голливудский киноэкран. Но несмотря на обилие «русских» персонажей, список социальных ролей, приписываемых русским невелик:  военный, шпион, киллер, космонавт, бандит, девушка сомнительного поведения, проститутка, пожалуй и все. Судьба русских обычно трагична, а сами они, как минимум, сомнительны. Ну и естественно — пьют водку и только водку, причем как по случаю, так и без оного, ведут себя дико, как правило выступают антигероями.

Самым известным и характерным кино середины 90-х, в котором появляется новый образ русских — 17-й фильм бондианы «Золотой глаз», вышедший в 1995 году. Характерно, что классический Бонд – Шон Коннери – не пристрелил ни одного советского гражданина.

«Золотой глаз» — весь целиком про «русских». Советский Союз распался, холодная война завершилась. Бонд отправляется в Монте-Карло, где знакомится с Ксенией Онатопп, бывшим советским лётчиком-испытателем и являющейся членом преступного синдиката «Янус». Ночью она на своей яхте во время секса душит любовника — канадского адмирала Чака Фаррела — пока «некто» забирает себе его пропуск. Утром Джеймс Бонд проникает на эту яхту и находит тело адмирала. Ксения убивает двух пилотов и передаёт форму Аркадию Урумову — он генерал-полковник и начальник Военно-космических сил РФ.

На угнанном секретном вертолете злоумышленники прилетают на российскую спутниковую станцию «Северная», естественно, в Сибири. Это база секретного правительственного проекта «Золотой глаз». Оужие представляет собой спутники, которые создают мощные электромагнитные импульсы, выводя из строя всю электронику в точке поражения на Земле. На тот момент действующими были только два — «Петя» и «Миша». Урумов, будучи главой космической обороны страны и куратором проекта, без труда приказывает командиру «Северной» приготовить «Петю» к активации, ссылаясь на проверку боеготовности. Как только спутник становится готовым к залпу, Ксения расстреливает почти всех служащих станции, а Урумов активирует новое российское космическое оружие. Урумов направляет удар на станцию «Северная», чтобы замести следы своего присутствия, и улетает на вертолёте вместе с Ксенией и их сообщником, гением-программистом Борисом Грищенко. Один из служащих станции успевает до своей смерти включить сигнал тревоги, и к «Северной» направляются три «МиГа». Однако «Золотой глаз» уничтожает станцию и «МиГи». Украденный Ксенией и Урумовым вертолёт не чувствителен к электромагнитным импульсам, поэтому они спокойно улетают. За событиями следили люди из МИ-6 через спутник, также уничтоженный импульсом «Золотого Глаза».

Позже Бонд отправляется в Санкт-Петербург. В это время в Санкт-Петербурге проходит совет Министерства обороны Российской Федерации во главе с министром обороны Дмитрием Мишкиным. На нём выступает Урумов, говоря, что это нападение осуществили сибирские сепаратисты, желающие дестабилизировать и так шаткую ситуацию в стране, а так же просит отставки из-за неспособности справиться с потерей изысканий по «Золотому глазу». И так далее и тому подобное. Все это красиво, с массой погонь, спецэффектов и взрывов — очень зрелищное кино. Но вот фокус — русские — это убийцы, коррумпированные террористы, замышляющие крупный теракт. В общем — крайне неприятные типы. И главные антагонисты шпиона, который, повторимся, ранее с русскими в кино не боролся.

Это в целом соответствует мифу о русских и России — Голливуд этот миф активно пестует. Россия — зона потенциальной нестабильности, там можно легко приобрести едва ли не на улице ядерную бомбу и несомненно русские коррумпированные генералы и бывшие агенты КГБ тут же захотят новейшее оружие либо применить самостоятельно, либо продать сторонним террористам — так, например, было в фильме «Миротворец» самого Стивена Спилберга 1997 года.

Или иная веселая лента того же 1995 года —  «Багровый прилив». Тут тоже много о России. В фильме в  ответ на действия чеченских сепаратистов российская авиация наносит удары по позициям боевиков у Русула и Белокана (Азербайджан). Возмущённые потерями среди гражданского населения, лидеры США, Великобритании и Франции приняли решение приостановить экономическую помощь России. Лидер ультраправых националистов Владимир Радченко объявил санкции равносильными объявлению войны. Назвав президента России марионеткой США, Радченко поднял мятеж. Мятежники захватывают контроль над российским Дальним Востоком и получают доступ к кодам запуска российских ракет. Мятежников, впрочем, удается разоружить. Но только это спасло Россию от нанесения ядерного удара с подводной лодки, судьба которой находится в центре сюжета.

Поехали дальше — «Святой» 1997 года выпуска. Могущественный промышленный магнат из России Иван Третьяк поручает главному герою — вору Саймону Тэмплару — добыть сенсационную технологию производства самой дешёвой в мире энергии, разработанную гениальным учёным Эммой Рассел. С помощью этой технологии он намерен подчинить себе Россию, а дальше и весь мир.

Безумные силовики из весьма условного «Казахстана» в центре событий и киноленты «Самолет президента» 1997 года. По сюжету ленты в Казахстане ностальгирующие по советскому величию безумные военные во главе с генералом Иваном Радеком захватили власть. Радек был арестован и президент США прибыл в Москву, где на его «борт номер один» проникли террористы. Лидер группы террористов — сторонников Радека Валерий Коршунов требует мгновенного генерала и захватывает в заложники американского  президента, его семью и администрацию. Но, разумеется, добро, в лице США, побеждает.

В начале 2000-х антироссийская тема пропадает из голливудского кино. Отношения между двумя странами складываются в целом благополучно и до иракской авантюры Россия активно выступает за сотрудничество с США. Отношение к России в целом в американском обществе становится не то чтобы сильно хорошим, но в общем не плохим. К тому же у киношников появляется новый зримый враг — международный терроризм. В 2002 году появляется и вовсе пророссийский фильм «К-19» об историческом подвиге российских подводников в начале 60-х годов. Там тоже не обошлось совсем уж без развесистой клюквы, обычной для голливудского кино, но в целом фильм был удивительным даже по тем временам.

Позже антирусская тема возвращается в мир голливудских фантазий. Правда, основными злодеями в 2000-е годы в основном были выходцы из России, а не собственно «Россия» — русская мафия. Надо сказать, что тема русской мафии присутствовала в кинематографе с конца 80-х годов, но настоящего расцвета жанр достиг уже в 90-х. Вспомнить хотя бы фильм «Маленькая Одесса» 1994 года, где герой Тима Рота работал наемным убийцей на службе русской мафии, попутно пытаясь решить проблемы с отцом и братом. Или «Порок на экспорт» 2007 года, где в центре сюжета опять русская мафия только в Лондоне. Правда, главный герой оказывается законспирированным агентом ФСБ, который работает вместе с лондонской полицией. Но и там есть «весьма русская» сцена в бане, где герой расправляется с двумя чеченскими киллерами.

Это, кстати, важный тренд. Голливудские сценаристы постепенно научились отличать чеченскую мафию от русской, а собственно русскую — от мафий стран бывших союзных республик и стран блока СЭВ. Ранее вполне мог появиться главарь русской мафии чеченец Иванов с явно «нечеченским» профилем. Теперь чаще к этим вопросом относятся с вниманием. Так, в сериале «Подозреваемый» (2010 — по настоящее время) в разное время фигурировали и русские (державшие, кажется, Брайтон Бич как им и положено), и чеченцы, и какие-то украинцы, и польские нацисты, и даже экзотика, вроде эстонской мафии, охотившейся за кубинским эмигрантом. Однако в массе мафия все-таки в Голливуде продолжает оставаться «русской» (или итальянской, но это совсем другой образ, отмытый целым поколением гениальных голливудских режиссеров).

Британская газета Guardian даже посвятила в 2014 году отдельный материал феномену «русской мафии» на экране. «Для кинозрителей русская мафия страшнее, чем террористы, потому что они более полно интегрированы в общество, и потому невидимы», — утверждает The Guardian. Даже сомалийские пираты в фильме «Капитан Филлипс» не вышли такими устрашающими, как обычно выходят русские злодеи, с их «угрожающей аурой, зловещей растительностью на лице и татуировками, которые выводят из эмоционального равновесия». Вот так — даже сомалийские пираты не так устрашающе выглядят.

И вот история про любовь от голливудских продюсеров: фильм «Именинница» 2001 года. Красивая девушка Надя приезжает при посредничестве агентства «Из России с любовью» к банковскому клерку Джону. Но уже на ее дне рождения она знакомит его с двумя своими «братьями», на поверку оказывающимися русскими бандитами. Девушка, понятно, тоже оказывается мошенницей. Но Джон влюблен, грабит по требованию «брата» Алексея свой банк, а затем пытается выручить девушку. В завершение хэппи-энд — Джон освобождает девушку, она уговаривает его лететь в Россию и сообщает почти на борту, что она — Софья. Все счастливы, кроме, вероятно, русских бандитов, заваривших всю кашу.

Если русский не бандит, а русская — не проститутка или женщина нелегкой судьбы, то несомненно русский на экране может оказаться бывшим агентом КГБ или космонавтом.  Первый русский космонавт появляется в истории «постсоветского» кино в фильме «Армагеддон», вышедшем в 1998 году. Там вообще много прекрасного — авторы консультироваться со специалистами не хотели. Фильм еще и дико пафосный — американский патриотизм в нем прет из всех щелей. Еще бы ведь на кону было спасение всей планеты Земля от приближающегося астероида. Спасли планету, ясное дело, американцы, но по дороге успели заскочить на еще незатопленную станцию «Мир» для дозаправки. Там их и встретил очевидно больной на голову космонавт, одичавший от одинокого сидения на станции на протяжении уже полгуода в ушанке и футболке с красной звездой с серпом и молотом. Ах да — звали этого персонажа «Лев Андропов». Он, правда, при всех закидонах был персонажем вполне симпатичным — штатным фриком, смешным придурком.

В фильме «День независимости» 1996 года уже не космонавты, а просто пилоты для отражения нападения инопланетян организовали штаб в какой-то избе. Тельняшки, ушанки, водка и папиросы тоже присутствуют. А за окном идет снег — что в начале июля, согласитесь, неплохо.

А вот в вышедшей в 2011 году третьей серии франшизы «Трансформеры» фигурируют сразу два бывших советских космонавта («русских), эмигрировавшие в США. Бар, где герои встречаются с ними — классический бандитский бар, как и сама сцена встречи явно срисована с «бандитских» историй. Говорят, «русские космонавты», правда, по украински, но это ровно тот случай, когда сценарист говорит «какая разница?» И получаются такие вот русские.

Даже положительные герои часто выглядят какими-то потусторонними уродами. Скажем, Саша и Алексис Кайдановские из блокбастера «Тихоокеанский рубеж» 2013 года — персонажи, в общем, положительные, но выглядят будто сошли с пропагандистских плакатов времен Третьего Рейха и ведут себя примерно также. Да и нужны они, в общем, по сюжету для того, чтобы быстренько героически погибнуть.

Но это у них — а что же происходит в России, с точки зрения голливудских сценаристов? В России по их мнению творится полный беспредел, там русские ведут себя еще хуже, чем в США или Лондоне. Вот относительно свежий пример: «Джек Райан: Теория хаоса» 2014 года. По сюжету у России и США возникают трения из-за трубопровода (упоминаются в этом контексте Грузия и Турция). Российская власть руками олигарха Черевина запускает операцию «Плач Иеремии»: по плану «спящий агент» в США совершает теракт, доллар обрушивается, и в Америке наступает новая Великая депрессия. Олигарха играет режиссер фильма Кеннет Брана: герой этот — алкоголик и плейбой с садистскими наклонностями и татуировками, но в целом искренне болеющий душой за родину. В службе безопасности у него служат исключительно иностранцы, поскольку, как рассказывает Райану огромный угандиец, Черевин только в них уверен, что они не из ФСБ. Конечно, практически отовсюду видна Красная площадь. Вообще, без собора Василия Блаженного и Кремля американское кино Москву, кажется, не представляет.

Кремль вообще важный объект для сценаристов из Голливуда. В киноленте «РЭД-2» 2013 года речь идет о наследии холодной войны — бомбе «Паслён», «сделанной для удара по Советам». Бомба затерялась где-то в Москве и герои едут ее искать. Бомба оказывает «под Кремлем». А в фильме «Миссия невыполнима: протокол Фантом» террорист по кличке Кобальт (не русский, правда) организовал мощный взрыв Спасской башни Кремля, унёсший сотни человеческих жизней и украл в России ядерный чемоданчик.

Та же примерно тема «наследия холодной войны» и в шпионском боевике «Солт» 2010 года. По сюжету русский перебежчик Орлов рассказывает о «Дне Икс» — операции, задуманной в СССР ещё во времена Холодной войны для уничтожения Соединенных Штатов с помощью внедрённых в спецслужбы страны агентов. Для провокации конфликта на похоронах вице-президента США в Нью-Йорке президент России Матвеев будет убит русской шпионкой Эвелин Солт. А далее уже глава российских спецслужбистов-заговорщиков все тот же Орлов отправляет ее убить уже президента США и спровоцировать ядерную войну между США и Россией.

Образ безумных русских фанатиков из спецслужб или армии — это менй-стрим голливудского кино и в 90-е, и в нулевые, и в десятые. И конца этому, похоже не видно. Так, безумный разложившийся генерал, продающий оружие «налево» эпизодически появляется в «Мстителях» 2012 года, где с ним разделывается Наталья Романофф («Черная вдова») с исполнении Скарлет Йохансон.

Но самый «крутой замес» из фильмов последних лет представлен был в пятом по счету «Крепком орешке» с неизменным Брюсом Уиллисом — «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть». Премьера его состоялась в 2013 году. Тут сразу и действие в России, и олигарх, поссорившийся с коррумпированными представителями властей, и русские бандиты и всепобеждающий герой Уиллиса — Джон Макклейн. В этот раз он отправился в Россию, чтобы выручить своего сына Джека, который помог в побеге из тюрьмы русского олигарха и вроде бы оппозиционера Юрия Комарова. Главный герой помогает сыну с диссидентом сбежать и лишь после этого узнаёт, что Джек работает в ЦРУ и его заданием является вывоз диссидента-олигарха в США. За героями одновременно охотится организованная преступная группировка и российские силовики. Герои пытаются укрыться на конспиративной квартире американской разведки, но практически сразу же квартиру штурмует российский спецназ. Джон Макклейн расстреливает спецназовцев из ручного пулемёта и герои бегут в гостиницу «Украина» за спрятанным там ключом от компромата на коррумпированного кандидата в министры обороны России. В гостинице на Макклейнов бандиты из организованной преступной группы и отбивают бизнесмена. Затем бандиты на боевом вертолёте Ми-24 расстреливают гостиницу и улетают на Чернобыльскую АЭС. Макклейны следуют за ними на угнанном у чеченских террористов «Майбахе», буквально набитом оружием, без проблем пересекают украинскую границу, а в Припяти обнаруживают, что там хранится обогащенный уран, которым олигарх, который пострадал вовсе не из-за своей политической позиции, собирается торговать со всем миром. Но, разумеется, враги оказались повержены, а отец и сын Макклейны благополучно возвращаются домой.

Кстати о тюрьме и побегах из нее: еще в России есть ГУЛАГ, до сих пор, представьте себе. Ну и, конечно, репрессии против противников власти, давление на инакомыслящих и всяческое презрение к правам человека. В четвертом сезоне «Секретных материалов» главный герой агент Фокс Малдер даже попал в российскую тюрьму. Антигерой по имени Алекс Крайчек заманивает Малдера в Россию, и последний попадает в специальный лагерь, где ставят опыты над людьми. Там ему вводят дозу бактерий-паразитов, которые называют в сериале «черный рак». Разумеется, главный герой успешно бежит, но сам образ того, что ГУЛАГ существует до сих пор и там ставят бесчеловечные опыты на людях — весьма показателен для Голливуда.

ГУЛАГ появляется и в «супергеройском» сериале «Стрела». Главный действующий персонаж отправляется в Россию, чтобы вытащить из ГУЛАГа подругу своего напарника. Главный герой пристойно говорит по-русски, а вот зато тюрьма впечатляет — место очень холодное, видимо, в Сибири, его напарника туда отправляют без суда и следствия (ему туда надо было попасть, чтобы выручить любимую бывшую жену, которая пыталась попасть в «ГУЛАГ», за что ее туда, в мужскую тюрьму и посадили), в тюрьме, естественно, царит насилие и коррупция. Помогающий героям русский представитель «русской мафии» Анатолий Князев помогает всем благополучно сбежать из тюрьмы, отметив, что «в этой стране все покупается». А до этого он так рекомендует героям саму тюрьму: «ГУЛАГ — ужасное место. Его прозвали «кошмар». Там много жестоких психов, убийц и это я об охране». И куда же без политики: у героя интересуется сосед по камере — «за что тебя посадили?!» «Наркотики, — объясняет герой и спрашивает в ответ о том же. «За речь о коррупции в правительстве», — следует ответ.

А в уже упоминавшемся «Подозреваемом» герои спасают девочку 10 лет из «Солнцево, что в России», мать которой с 2009 года сидит в российской тюрьме за участие в протестах против путинского режима. К чему это замечание? Да ни к чему — ни Путин, ни протесты, ни даже мать девочки в сериале не присутствуют. Вернее мать присутствует — один из героев находит фото матери в сети с фотографией, где она стоит с плакатом «Нам нужна еще одна Россия!» (превратности перевода известного оппозиционного лозунга программами переводчиками, по всей видимости). Никакой серьезной смысловой нагрузки само это обстоятельство не несет, но упоминание об этом сценаристы все-таки вставляют, формируя такой специфический образ несвободной России.

И наконец — не совсем о голливудском кино. Европейскую франшизу «Перевозчик» (серия криминальных боевиков с Джейсоном Стэтемом в главной роли) не так давно дополнили еще и сериалом. И в одной из серий сезона 2014 года перед главным героем стоит непростая задача: вывезти полотно Айвазовского (а вернее — вексель на три миллиарда, спрятанный в картине), которое польский олигарх оставил в своем особняке в Крыму. Крым он покинул после «захвата полуострова российскими военными», потому ему и требуется помощь перевозчика. Пейзажи на экране совсем не крымские, но надо отдать должное — европейцы хотя бы оперативно отслеживают повестку, не используя до бесконечности старые киношные штампы времен еще холодной войны.

Павел Данилин, журналист, политолог, историк

[Доклад прочитан на международном форуме «Русофобия и информационная война против России», проходившем в Москве 25-26 сентября 2015 г.]

Оставить комментарий