Фредерик Сайо: Русофобия во французских СМИ

Фредерик Сайо
Фредерик Сайо

Слово «фобия» является модным словом. Мы говорим о гомофобии, об исламофобии, а наша конференция исследует вопрос русофобии. Вспомним, что слово «фобос» на греческом означает «испуг, бегство, страх», тогда как глагол «phobeïn» означает: «обращать в бегство, испугаться, побуждать страх», как уже вчера сказал один из выступающих. Теперь возникает вопрос: кого же пугает Россия, побуждая к бегству, — людей, народы или государства? Нет, всё обстоит иначе, так как в действительности, что и указано во второй части названия конференции, Россия подвержена информационной войне и дезинформации в том смысле, как это имеет в виду Владимир Волков. Для него русофобия является оружием ведения войны, поэтому он назвал свою книгу, опубликованную в 2004 г., «Дезинформация, оружие войны». Такая дезинформация, в моём понимании, спровоцирована ненавистью к русским и к России, что может являться скорее формой этнического и идеологического расизма, чем формой страха. В чём же причина?

Это то, что я называю «близкой разницей»: хотя русские являются европейцами, их история, культура и чувствительность все же отличаются от западноевропейских. Так как западноевропейцы не собираются принимать существование восточной части европейской цивилизации во внимание, то до тех пор, пока они будут желать превратить её в прозападную любыми усилиями, этот расизм и русофобия на базе комплекса превосходства будут сохраняться. Но Россия всё равно является страной с огромными ресурсами, которые являются желанными, и чью мощь всегда пытались одолеть западные державы, что и происходит сегодня во всех важных ситуациях с момента возвращения России на международную арену в качестве основного игрока.

Чтобы перейти к теме доклада, я бы хотел сделать обзор состояния французских официальных СМИ, отличающихся от альтернативных средств массовой информации, которые я имею честь здесь скромно представлять. Официальные СМИ находятся в руках богатых бизнесменов и олигархов и они почти всегда практикуют систематическую дезинформацию, за редкими исключениями, особенно в вопросах того, что касается России. Альтернативные СМИ стремятся противостоять дезинформации и давать более объективную картину касательно основных тем, которые постоянно обсуждаются в медиа-эфире, таких как, например, Сирия, Украина, прослушивание АНБ, трансатлантическое соглашение или иммиграционный кризис, при этом иногда практикуя прозелитизм, который оказывается контрпродуктивным. Дело в том, что между официальными и альтернативными СМИ существуют представители университетов, которых часто приглашают в качестве экспертов по России в средства массовой информации, которые являются наследниками французской школы советологии и практикуют риторику, которую я бы назвал умеренно-дезинформирующей, чтобы никого не обидеть и сохранить свое рабочее место и свою зарплату.

Выступают также регулярно в средствах массовой информации и наследники тех, кто когда-то считался «кремленологами» — оголтелыми русофобом, как в случае, например, Мишеля Ельчанинова, который также является славистом и русскоговорящим, прошедшим через всю цепочку системы передового французского образования. Мне кажется, что он является типичным представителем антироссийской пропаганды, выступающим в средствах массовой информации не только по вопросу украинского кризиса, но и по общим вопросам после переизбрания Путина на пост президента России в 2012 году. На этом случае я хотел бы теперь остановиться, потому что он мне кажется весьма показательным примером того, как работает дезинформация о России во французских СМИ.

Однажды февральским утром этого года я слышал его речь по официальному радио «Франс Культур», куда он явился представить свою книгу, скромно названную «В голове Владимира Путина», о которой я написал статью: «Мишель Ельчанинов, интеллектуал маккартист на службе у атлантизма». Те, кто читает по-французски, может почитать её на сайте www.eurasiexpress.fr. Тем утром Ельчанинов выступал в качестве специалиста по России, защищая идеи проамериканского неоконсерватизма, которые укоренились во Франции и в Европейском Союзе в процессе украинского кризиса. Он советовал использовать силу против Путина, «ответственного за этот кризис» в виду того, что он «подталкивал» Януковича не подписывать соглашение по ассоциации с Евросоюзом в Вильнюсе, перешедшим в Майдан, отделение Крыма, который был «аннексирован», и к восстанию на Донбассе. Эта стратегия Путина была призвана, по словам Ельчанинова, к созданию Новороссии на востоке Украины для последующей реализации новой Российской Империи. Если взять списки журналистов, интеллектуалов и квалифицированных журналистов «про-российского» или, еще хуже, «про-Путинского» толка или даже «Путинских троллей», о которых писали во французских СМИ осенью прошлого года, он себе позволяет объявлять их «агентами влияния», которых один журналист, участвуя в передаче, назвал «пятой колонной в службе России».

Все эта ложь служила для того, чтобы подтвердить агрессивную политику европейского союза по отделению Украины от России.

Здесь мы видим, как дезинформация является конкретным военным оружием, чтобы оправдать бомбардировку народов и гражданской инфраструктуры Донбасса неофашистскими батальонами, направленными Киевом. То есть речь идёт о геноциде русскоязычного населения — наивысшей точке антирусского расизма. Антирусский расизм фашистских движений из Галиции замалчивается в официальной французской прессе, что по сути является необъявленной формой расизма, целью которого, как в случае любого расизма, является геноцид.

Но вернёмся к его книге. Согласно Ельчанинову, в процессе евразийской интеграции Путин и русские стремятся восстановить Российскую империю. Эта точка зрения, вызывающая полемику, соответствует заявлениям, сделанным бывшим леворадикальным неоконсервативным политиком Хиллари Клинтон, объявившей, что американцы не позволят создать Таможенный союз или Евразийский экономический союз, так как это будет восстановлением СССР. Хотя этот процесс интеграции на востоке континента на самом деле схож с процессом интеграции Европейского Союза на западе. Книга Ельчанинова демонстрирует ту же паранойю, что и «Скрытые проекты Путина» и «Бывший полковник КГБ». Для этого он использует литературу русских мыслителей — Ильина и Леонтьева, которыми в том числе вдохновляется президент Путин в своей политике, для того, чтобы осудить его план, нацеленный на то, чтобы «наделить Россию своим международным  идеологическим призванием». Ельчанинов их противопоставляет западным философам, в том числе Канту, который, по его словам, был бы близким к демократии.

Ельчанинов систематически использует технику французских СМИ, где мы никогда не слышим настоящую аргументацию президента Путина, но всегда наблюдаем карикатурные изложения на фоне нелестных изображений. Как это фото, которое появилось на обложке последнего выпуска Revue des 2 Mondes, в стиле, который можно охарактеризовать как экспрессионистский. Ельчанинов действительно использует цитаты, вырванные из контекста, которые искажают смысл и воспроизводят ту информацию, которая не имела места быть. Учитывая тот факт, что Ельчанинов прекрасно говорит по-русски, это доказывает, что в его случае идёт процесс намеренной дезинформации.

KODAK Digital Still Camera

Возьмём еще один пример: Ельчанинов утверждает, что во время присоединения Крыма 18 марта 2014 года Путин выразил свою ностальгию по отношению к Советскому Союзу перед  Советом Федерации. И Ельчанинов утверждает, что «со своей военной операцией на Украине он начал возмещать ущерб». Для доказательства этого Ельчанинов использует такую фразу, которую он отмечает таким образом: «глубина мысли (президента) о развале СССР», где приводится цитата, высказанная Путиным: «То, что казалось невероятным, к сожалению, стало реальностью: СССР распался». Эта единственная фраза, выдранная из контекста, является доказательством, которое использует Ельчанинов, чтобы показать, что Путин хочет исправить эту ошибку истории и аннексировать Крым, ввести войска на Украину с целью восстановления СССР. Да, если мы рассмотрим эту цитату в рамках настоящей речи президента Путина в тот день, поймём, что он имел ввиду совсем другое. Путин задаётся в действительности вопросом о том, что же подтолкнуло Хрущева отдать Крым и Севастополь Украине: «стремление заручиться поддержкой украинской номенклатуры или загладить свою вину за организацию массовых репрессий на Украине в 30-е годы?». Путин подчёркивает, что «это решение было принято с очевидными нарушениями действовавших даже тогда конституционных норм. Вопрос решили кулуарно, междусобойчиком. Естественно, что в условиях тоталитарного государства у жителей Крыма и Севастополя ни о чём не спрашивали. Просто поставили перед фактом. У людей, конечно же, и тогда возникали вопросы, с чего это вдруг Крым оказался в составе Украины». Но Путин тогда уточнил: «Но по большому счёту – нужно прямо об этом сказать, мы все это понимаем, – по большому счёту это решение воспринималось как некая формальность, ведь территории передавались в рамках одной большой страны. Тогда просто невозможно было представить, что Украина и Россия могут быть не вместе, могут быть разными государствами. Но это произошло». И таким образом, это точка зрения жителей Крыма, которые оказались заложниками новой конфигурации печального развала СССР: «То, что казалось невероятным, к сожалению, стало реальностью. СССР распался». Весь этот контекст не фигурирует в книге Ельчанинова, который цитирует всего лишь одну фразу, вырванную из контекста. Таким образом, он озвучивает слова Путина, которых Путин не говорил, с целью нарисовать его карикатурный портрет, дезинформируя о том, что якобы Путин работает за кулисами, чтобы восстановить тоталитарную империю, проект которой разоблачает Ельчанинов. На самом деле Путин не выражает ни сожаления, ни личной ностальгии по «тоталитарному государству», а наоборот осуждает то, что с ним случилось, чтобы избежать того, что случилось при других обстоятельствах.

В заключение, я приведу пример, иллюстрирующий русофобскую дезинформацию во французских СМИ. Я хочу вспомнить репортаж, сделанный Ельчаниновым

9 мая 2014 года в Одессе для газеты Philosophie Magazine, редактором и заместителем директора которой он является. За 7 дней до этой даты произошла резня в Доме профсоюзов, которую он начал расследовать. Он встретился с активистами Майдана, которых назвал «про-европейскими активистами» и к которым испытывал нескрываемую симпатию. Затем, чтобы привести в доказательство свою объективность, он встретился в кафе с антимайдановцем, которого он называет «пророссийском активистом». Так он описывает этого человека: «Он родился в Одессе, как и его родители. Oн всегда здесь жил. Но он себя не чувствует украинцем. К чёрному, а не зелёному чаю, который он заказал, он мог бы выбрать многие сладости, лежавшие в красивой коробке. Он посмотрел на поднос с пренебрежением и выбрал большой кусок белого сахара в советской нерушимой и грубой манере». Вот такой комментарий сделал Ельчанинов о своем собеседнике, который попросил у него, чтобы он называл его Иваном, из соображений безопасности. «Советский сахар? Воспоминание детства, выбор взрослого. Этим всё сказано. Его жест резюмировал то, что его глухой голос, настороже, начал мне рассказывать». Едва ли Ельчанинов понимал тяжёлое состояние Ивана, его озабоченность касательно ограничений прав русскоязычных и набирающей силы украинизации, которая присутствует в стране с момента независимости 1991 года. Украинизация, которая усиливается, всё больше приводит к ограничениям или принуждениям после Майдана.

Едва ли Ельчанинову была интересна версия событий в Доме профсоюзов, рассказанная Иванов: 300 антимайдановцев бившиеся напротив 3000 националистических головорезов, приехавшими из Харькова и Западной Украины, которые совершили провокацию, организовав поджог, который привёл к резне в Доме профсоюзов. «Всё этим сказано», — сказал он. И Ельчанинов хорошо говорит о себе. Всё объясняется его настоящей русофобией, замаскированной антисоветской риторикой. Это привело к тому, что его расследование, явилось позором и низостью, и поддержало версию украинской националистической пропаганды. Он пришёл к заключению, что «манипуляция не может быть полностью исключена. Грязные трюки были особенностью российских спецслужб на протяжении десятилетий. Известно, что Владимир Путин любит такое».

Также я хотел бы в этой последней части моего выступления привести в пример другой случай, который произошёл на радио «Спутник Франции», которое является французской версией медиа-вещания большого проекта «России Сегодня», направленного именно на борьбу с информационной войной против России и на продвижение идеи многополярного мира, в соответствии с нормами международного права и сохранения культурно-национальной самобытности с целью противостояния тоталитарному мондиалистскому проекту. Когда мы это узнали о запуске этого радио во Франции, все те, кто все эти годы боролся против дезинформации и часто расплачивались за это в профессиональном смысле, были очень рады, и возлагали большие надежды на этот альтернативный источник массовой информации, который даже можно бы было рассматривать в качестве мейнстрима. Я с сожалением вам скажу, что проект осуществился не так, как предполагалось согласно заявленным целям.

Чтобы осуществить этот проект, были наняты очень молодые люди, не имеющие журналистского опыта и культуры, не очень хорошо владеющие французским языком, которые не в состоянии контекстуализировать ситуации, которые происходят, или которые не способны войти в диалог с нужными специалистами, у которых можно было бы взять интервью. Эта слабость делает их подверженными влиянию дезинформации, так как они сами не имеют чётких убеждений. Как пишет Волков в своей книге, которую я цитировал вначале, касательно влияния, которые пытаются развить некоторые страны для того, чтобы подчинить другие: «Воздействие будет работать на полную мощность, используя моду и причуды, которые уже витают в воздухе. Ядовитый газ используется при попутном ветре… То же самое касательно дезинформации».

Я приведу вам несколько примеров того, что можно услышать на радио «Спутник Франции». Касательно действий коалиции против Исламского Государства в Сирии, 10 августа, научный сотрудник CERI-Sciences Po, что соответствует вашему МГИМО, дал интервью и заявил, что «Башар Асад помогает исламистам в Сирии (…) (и что) Россия оказывает (в Сирии) поддержку криминальному режиму Башара Асада, который с момента конфликта уничтожил сотни тысяч мирных жителей». 26 августа, касательно отношений между Сербией и Косово, навязанных Европейским Союзом, можно было услышать диалог между двумя дикторами радио «Спутник Франции»:

— Можешь ли ты рассказать нам, почему отношения между Сербией и Косово напряжены?

— Ну, эта проблема заключается в признании или не признании независимости Косово: в конце 1990-х Косово и Югославия, которые входили в состав Союзной Республики Югославия, — вступили в войну. Конфликт был между югославской армией в освободительной армией Косово. В 1999 году произошло военное вмешательство НАТО, чтобы положить конец конфликту.

Наконец, чтобы завершить этот краткий обзор, хочу коснуться вопроса мигрантов, который ведущий радио «Спутник Франции» регулярно освещал только с точки зрения сострадания. Эта сострадательная позиция была раздута в СМИ при использовании изображений несчастного маленького Эйлана Курди. Позже выяснилось, в том числе благодаря российскими СМИ, что эти кадры были распространены с целью продвижения политики, проводимой Германией, когда появилась необходимость простимулировать европейскую общественность для поддержания соответствующей политики. После этогo Германия восстановила контроль над своими границами. Также российские СМИ опубликовали дневник русского экспатрианта и сделали очевидной для российского общества подлинную политику исламизации немецкого общества, где те, кто противостоит этому феномену, выдаются за нацистов. Что касается французов, которые задаются себе вопросами касательно ответственности за этот кризис, то их причисляют к праворадикалам. Наконец, радио «Спутник Франции» отметило роль интернета в миграционных процессах как положительную, не говоря уже о том, что тот же российский медиа-ресурс опубликовал информацию, что твиты, приглашающие мигрантов приехать в Германию, сделаны людьми, близкими к властям Брюсселя и НКО, финансируемыми Соросом, — известным промоутером оранжевых революций, который, как известно, использует интернет для мобилизации масс.

В заключение я хотел бы просто сказать, что во Франции есть достаточно опытных журналистов, которые в течение многих лет следили за эволюцией информационной войны, объектом которой является Россия и не только. Это действительно недопустимо, чтобы деньги русских налогоплательщиков, которые предполагается использовать в качестве инструмента защиты истины и противодействию лжи, использовались бы против неё и всех людей доброй воли.

Фредерик Сайо

[Русский перевод доклада, прочитанного на международном форуме «Русофобия и информационная война против России», проходившем 25-26 сентября 2015 г. в Москве.]

Оставить комментарий