Владимир Киреев: США — проигравшая сторона в сирийском диалоге

Владимир Константинович Киреев, эксперт фонда "Народная дипломатия"
Владимир Константинович Киреев, эксперт фонда «Народная дипломатия»

В Вене за столом переговоров по сирийскому кризису шумно и душно, как никогда: больше десятка глав внешнеполитических ведомств ближневосточных стран, иногда с противоположными, если не сказать – непримиримыми позициями, под товарищеским руководством России и США, а также с участием крупнейших европейских держав обсуждают, как урегулировать ситуацию в пятый год воюющей стране.

Интересов представлено так много, что американские дипломаты даже опасались, что такая высокая явка станет на пути прогресса в переговорах. Но по большому счету, как полагают некоторые аналитики, групп две: американская, включающая суннитские страны персидского залива, и российско-иранская, к которой также примыкают Ирак и Ливан.

В этих двух группах особенно ярые враги, которых с большим трудом удалось уговорить усесться за один стол, как пишет сегодня «Нью-Йорк Таймс», — это Саудовская Аравия и Иран, соперничество которых, как считает издание, может поставить переговорный процесс под угрозу. Если саудиты требуют обязательной отставки Башара Асада и поставляют оружие его суннитским оппонентам, то иранцы активно включились в войну с террористами на стороне Дамаска и Москвы. И это только то, что нужно знать по их позиции в Сирии, в остальном же их «партнерство» гораздо более запущено.

Так, не далее, чем в среду, министр иностранных дел Саудовской Аравии Абель аль-Джубейр отметил: «Если они не будут разговаривать серьезно, то мы не будем тратить с ними время. Должна быть определенность, что Башар аль-Асад уйдет». На это министр информации сирийского лидера предложил Джубейру держать рот закрытым.

В подобной риторике от лидеров переговоров – США и России будет зависеть практически все, считают многие аналитики. Владимир Шаповалов, директор Института политики, права и социального развития МГГУ им. Шолохова отметил в разговоре с «Утром», что широкий формат, несмотря на его сложность, наиболее в сирийской ситуации работоспособен, так как речь идет далеко не только о Сирии, сколько о новой региональной расстановке сил.

«Венский формат, на мой взгляд, позволит максимально комфортно решить две ключевые задачи: координацию усилий по уничтожению террористов, а я думаю здесь можно ожидать прорыва и создания реально действующей большой антитеррористической коалиции, но даже если этого не произойдет, этот формат позволит как минимум не мешать друг другу; вторая задача – политическое урегулирование даже не только в Сирии, а практически во всем регионе, — и здесь придется фактически заново сконструировать ближневосточный мир, и в этом вопросе список участников переговоров должен быть, на мой взгляд, расширен, и в него необходимо включить и других политических акторов, в частности, тех, кого называют «демократической оппозицией» Сирии», — считает Шаповалов.

Есть группа аналитиков, которые полагают, что США чувствуют себя в политическом проигрыше, и поэтому могут разыгрывать карту региональных противоречий, хотя эти противоречия настолько очевидны и естественны, что обращать на них дополнительное внимание – поведение «капитана очевидность».

Владимир Киреев, политолог, эксперт фонда «Народная дипломатия», считает широкий венский формат дипломатическим успехом России, поскольку удалось усадить за стол все заинтересованные стороны, которые через своих субститутов действуют в Сирии и имеют там реальный вес, а не имитационные структуры.

«США сейчас можно назвать проигравшей стороной, так как России удалось добиться реального участия в переговорах Ирана, которую совсем недавно США не считали за игрока. Конечно, в этой ситуации и Саудовская Аравия является проигравшей стороной. И у России не стопроцентно сильная позиция – в такой ситуации вообще не может быть стопроцентной силы, но большой успех как раз в том, что удалось начать играть по новым правилам, и теперь США и саудиты садятся за стол переговоров с новыми картами. России удалось прекратить разговоры об обязательном свержении Асада, все стороны признают его сохранение по меньшей мере на переходный период», — подчеркивает политолог.

Источник: Утро.ру

Оставить комментарий