Недетская ксенофобия. Опрос школьников Москвы и Петербурга

YI8GCjCGr98
Марина Малафеева

Московские и петербургские школьники одинаково безразлично относятся к вопросам гражданской идентичности, одинаково слабо представляют себе традиционные культурные ценности и одинаково остро воспринимают этнорелигиозные конфликты. Однако решать их учащиеся из двух регионов предпочитают по-разному. 

Анкетирование, проведенное в этом году Рособрнадзором в 16 московских и 7 петербургских школах среди детей 14-16 лет в 2015 году, выявило несколько основных проблем, связанных с образовательным процессом и воспитательной частью. Причем оказалось, что ситуация в школах Москвы и Санкт-Петербурга различается.

Первая проблема – это безразличное отношение самих школьников к вопросам гражданской идентичности. В Москве это выражается в часто поверхностном прочтении вопросов и несерьезности ответов. В первую очередь, это проявляется в ошибках при списывании или в формулировке ответов респондентов. На просьбу предложить художественный фильм или произведение искусства, которые ярко иллюстрируют патриотические чувства, некоторые отвечают прямо: «Я не патриот».

В свою очередь, в Санкт-Петербурге эта проблема видна несколько с другой стороны. Выражается она в слишком ярко окрашенном нежелании отвечать на некоторые вопросы и проявляется в пропуске вопросов или написании заведомо неверных ответов. Так, на вопрос «Принимали ли вы участие в социальных проектах (акциях, добровольчестве)? мы получаем ответ: «Мне это не интересно. Я считаю это глупо». Ответ ярко выражает наигранное отрицание какого-либо участия, неважно где, при том, что тот же респондент в своей анкете пишет про толерантность, ответственность и патриотизм.

Вторая выявленная проблема – отсутствие собственной позиции по актуальным общественным вопросам. Она также присутствует в обоих городах, но проявляется по-разному. В Москве школьники часто выражаются штампами, иногда не понимая сути проблемы. Отдельно хотелось бы отметить, что буквально в каждой первой анкете можно встретить понятие «толерантность», а вот определение, которое дают этому слову школьники, весьма удивляет.

Вот несколько примеров определения толерантности школьниками:

— Это терпимость к другим гражданам, с другими взглядами на жизнь

— Это когда многие квартиры сдают только славянам

— Это когда человек в театре не будет кричать о том, что это плохой спектакль, даже если это так.

В Петербурге это скорее проявляется именно в незаинтересованности и отсутствии мнения. Но незнание терминов также встречается. Например, несколько примеров определений «толерантности»:

— Соблюдение законов этикета

— Моя подруга исповедует другую веру, но я же не перестаю с ней из-за этого общаться

— Помощь людям с ограниченными возможностями.

Учитывая это, можно сделать вывод о необходимости создания программы допобразования, направленной на формирование гражданской идентичности, собственной позиции и мировоззрения за счёт вовлечения школьников в решение актуальных социальных проблем и реализацию общественно-значимых проектов.

Педагогам нужно способствовать созданию учебных ситуаций, требующих от учащегося собственного понимания, формирования образа действия, поиска средств и способов достижения результатов, включить в образовательный процесс комплекс мероприятий, позволяющих работать над развитием коммуникативной компетентности и письменной речи в пространстве, где обсуждались бы актуальные вопросы и проблемы общественной жизни.

Третья выявленная проблема – это размытое представление о традиционных культурных ценностях. Как пример отмечу тот факт, что в анкетах московских школьников в «ценности личности» оказалось внесено понятие «радость». В традициях народа упомянуты: «31 декабря – слушать речь президента», «салюты по праздникам», «церковь», «на праздник Пасху, все должны ходить в церковь», «склонность к единоличной власти», «отмечать традиционные праздники», «посещение церквей и мечетей», «соблюдение ежегодного поста». К сожалению, эта тенденция одинакова в обоих городах, поэтому сложилось ощущение некоторого отторжения понимания культуры и ценностей. В пример из анкет петербургских школьников можно привести такие абсурдные «народные традиции»: «борщ, медведь, балалайка (или водка)», «алкоголизм, наркомания, насилие». Встречаются и интересные, например, «ночь Ивана Купалы», «Курбан Байрам», «молитва пять раз в день» и «празднование православных праздников». Также нужно отметить такие «ценности личности» как «любовь к противоположному полу» и «самовыражение».

Четвертая проблема и, на мой взгляд, самая опасная, которую удалось выявить – это высокий уровень этнорелигиозной напряженности в молодежной среде. Эта тенденция ярко выражена и в Москве, и в Санкт-Петербурге. В московских анкетах часто можно встретить четко сформулированные причины конфликтов в школах, а именно: религиозные и этнические различия.

На просьбу назвать не менее трех причин возникновения конфликтов в школе поступали такие ответы:

— Расовые различия между учениками; религиозные различия между учениками; классовые различия между учениками.

— На расовой почве; из-за отличия от других; из-за проблем во взаимоотношениях со сверстниками.

— Разное воспитание детей; разное понятие собственности, правды; отношение к другой религии, верованию.

В свою очередь в петербургских анкетах в причинах конфликтов преобладают в основном религиозные факторы. Примеры ответов:

— Ненависть к людям с другим мировоззрением, обычаями и т.д.

— Конфликты из-за религиозных убеждений.

И всё же в большей степени школьники делают акцент именно на национальную принадлежность. Так, на просьбу сформулировать три социальные проблемы, в решении которых было бы интересно поучаствовать, встречались такие ответы:

— Разделение людей на национальности

— Расизм

— Межнациональные конфликты.

Также в социальных проблемах, волнующих школьников, встречается гомофобия, терроризм, а среди опасностей и угроз современного мира названы национализм (как ненависть к мигрантам) и сами мигранты.

Таким образом, можно увидеть, что при общей расплывчатой гражданской идентичности московских и петербургских школьников остро встает вопрос этнорелигиозных взаимоотношений внутри школы и за её пределами. Это говорит о ярко выраженной проблеме, которой, к сожалению, в настоящее время не уделяется должного внимания или даже не придается значения. Результаты показывают, что в некоторой степени в Петербурге проблема стоит острее, и тому может быть немало причин. Я попробую обозначить некоторые из них, на мой взгляд, самые очевидные.

Из московских анкет можно увидеть, что многие возникшие проблемы школьники предлагают решить с помощью взрослых. Так, на вопрос «В одной из школ сложилась ситуация, при которой некоторые ученики подвергались унижениям и оскорблениям со стороны одноклассников и более старших школьников. Предложите несколько дел, которые могли бы помочь защитить достоинство ученика. Какой из способов представляется наиболее реальным? Почему?» последовал ответ: «Обращение в милицию, ответное запугивание, обращение за помощью к учителям, обращение за помощью к родителям. Обращение за помощью к учителям я считаю самым реальным, потому что волновать родителей плохо, запугивать в ответ нельзя, а обращаться в милицию надо только в крайнем случае».

В петербургских анкетах подобного не встретишь. Самые популярные ответы на подобный вопрос – это компромисс, разговор, драка. Например, вопрос: «Каким образом можно разрешать конфликтные ситуации в школьной жизни?». Ответ: «Оставить всё как есть, пускай дети сами решают свои проблемы». Таким образом, можно увидеть, что молодежная среда Петербурга более закрыта от вмешательства взрослых и проблемы решаются «по-детски» жёстко.

Кроме того, создается ощущение, что в связи с тем, что Москва имеет статус столицы, требования, предъявляемые к представителям школьной среды, завышены. В связи с этим общее отношение школьников к любым окружающим их процессам поверхностно или скрывается, так как они понимают, что все государственные новшества и эксперименты проходят именно через них. В свою очередь, петербуржцы, хоть и находятся приближенно к столице, стоят даже в некоторой степени в оппозиции тому, что происходит в Москве, а посему и подростки ведут себя иначе.

Одним из способов решения вышеизложенных проблем может стать создание национальной системы оценки качества граждановедческого образования с учётом региональной специфики, регулярный мониторинг и информационная поддержка за счёт создания платформы в интернете и привлечения СМИ для обсуждения результатов и выделения актуальных направлений развития.

Автор: религиовед Марина Малафеева, Познавательно-аналитический портал «Национальный акцент»

Оставить комментарий