Дмитрий де Кошко: Надеюсь, французы больше не будут ошибаться во врагах

Дмитрий де Кошко
Дмитрий де Кошко

Известный французский журналист русского происхождения Дмитрий де Кошко рассказал, что во время атаки на Париж, когда все телеканалы показывали новости по теракту, французский парламентарий продолжал вести пропаганду против России.

— Это потрясение для всего мира. У вас есть мысли, кто стоит за этим терактом?

— Почти уверен, что это ИГИЛ, конечно. Коли они, эти смертники и террористы, которые стреляли, кричали, что это как бы возмездие за участие французов в Сирии против ИГИЛа. Хотя в свое время Олланд хотел бомбить войска Асада. Но это, может быть, теперь он переменил мнение. Надеюсь, во всяком случае. Да, кто сделал – это уж сомнений почти нету. Теперь, кто сделал с точки зрения исполняющих, то есть были ли это люди, которые жили уже во Франции или воспитывались даже во Франции, вот это следующий вопрос. Мы знаем по тому, что говорят французские спецслужбы или признаются французские спецслужбы, что примерно 500 человек из Франции поехали в Сирию и там воевали или воюют в рядах ИГИЛа. Притом, если прибавить к этому франкоязычных боевиков ИГИЛа, то это уже цифры гораздо выше. В том числе из Северной Африки, из Африки и из Бельгии. Эти люди, естественно, когда возвращаются, могут быть использованы. И, как показывают вчерашние трагические события, они умеют пользоваться оружием, умеют организовать настоящую военную операцию. Потому что это все-таки военная операция. Она координирована, она в разных точках Парижа, она сделана так, чтобы как можно больше было бы жертв. И для того, чтобы, конечно, до известной степени ввести панику среди населения.

— Сложилось ощущение, что все это было сделано очень сильно напоказ. Демонстративно взрыв происходил там, где присутствовал Франсуа Олланд.

— Конечно. Это большой стадион Франции. Я тут недалеко живу. Так что я слышу, как полиция и пожарные ехали туда вчера вечером. Да, Олланд был зрителем этого матча Франция – Германия. Хотя матч не прервали, чтобы не было паники. И публика слышала взрывы, но не поняла, в чем дело. А Олланда эвакуировали, как только появилась возможность.

— Люди поняли, что произошло?

— Люди находятся в состоянии шока. Сейчас просили не выходить на улицу, если нет необходимости. Конечно, очень много людей были вчера, потому что пятница вечер все-таки, поэтому и было столько людей на улицах, в том числе в 11-ом районе, это недалеко от площади Бастилии, Республики. В пятницу вечером там всегда очень много народу. А в «Батаклане» все билеты были проданы на концерт.

— А где сейчас находятся раненые?

— В разных больницах. В том числе в больнице, которая на западе Парижа, очень современная, Помпиду. И я знаю, что в других больницах Парижа. Потом они уже по специальностям распределяются. Драма была в том, что вчера частные врачи бастовали. Все перегрузилось на больницы, а больницы уже были перегружены. Потому что, когда нет врачей в городе, люди обращаются в срочную помощь в больницах. Так что, конечно, из-за этого было гораздо больше народу. То есть трагедия прибавилась еще к трагедии, можно сказать. А затем можно сказать, что почти все программы переключились на это. Почти – потому что, например, парламентская программа телевидения все-таки показывала очередную русофобскую пропаганду против России. Я надеюсь, что все-таки в конце концов поймут и не будут ошибаться во врагах. Во всяком случае, может, хоть к этому этот теракт пригодится.

— Французские спецслужбы готовы были к терактам? У них есть опыт борьбы с терроризмом?

— До известной степени такой опыт есть. Потому что несколько дней назад арестовали одного подозреваемого террориста, который хотел действовать в Тулоне против моряков. Там военный порт французский на юге Франции. Затем несколько других попыток тоже были остановлены. Во всяком случае, то, что нам сказали и объявили. Но дело в том, что у нас ведь план антитеррористический. С тех пор это уже длится 9 месяцев, это было после «Шарли эбдо». Из-за этого как-то люди привыкли, если хотите, к этому. И я сказал бы, что бдительность людей немножко снизилась. Потому что люди привыкли видеть военных перед определенными объектами, привыкли, что проверяют вещи, когда входите в государственные учреждения. Но зато в частные, конечно, не проверяют. Это невозможно – проверять все залы, все помещения, которые в Париже, особенно в такие дни. И притом погода была хорошая, так что многие люди вышли, конечно.

— Мы в России были возмущены карикатурами, которые вышли в «Шарли Эбдо». Что сейчас?

— «Шарли Эбдо» не может реагировать так быстро. Это все ночью было. Так что у них другая информационная структура.

— Вы допускаете, что это может появиться?

— Нет, у «Шарли Эбдо» двойные стандарты довольно распространены. У них явная русофобская линия. Эти карикатуры у них не первый раз. Они делали и раньше карикатуры очень антирусские. Я сказал бы – на грани расизма. По-моему, русофобия на грани расизма и, может быть, даже форма расизма. И она больше вредит той стране, в которой она постоянно употребляется, чем даже России.

Напомним, Париж 13 ноября подвергся атаке террористов: всего было совершено шесть терактов, жертвами которых в общей сложности стали 153 человека. В частности, террористы устроили три взрыва около стадиона Stade de France и захватили заложников в концертном зале «Батаклан», когда там выступала американская рок-группа Eagles of Death Metal.

Источник: «Комсомольская правда»

Оставить комментарий