Как доктор Макфол делил спорные территории

in_article_6ff6766f92Бывший посол США в России Майкл Макфол своим заявлением о «спорной» российской территории Калининграда спровоцировал дискуссию, суть которой лежит в противоречивых принципах международного права.

С одной стороны, существует право народа на самоопределение, а с другой стороны, принцип территориальной целостности. Определяя тот или иной принцип как базовый, как Россия, так и США обосновывают свои позиции по поддержке союзников при международных конфликтах.

Можем вспомнить примеры. Россия не поддержала Косово по одной простой причине, ведь Россия на международной арене поддерживает союзников. Сербия — союзник, поэтому Россия против независимости Косова. Хотя сербы в вопросе права на косовский регион оставили за собой лишь историческую справедливость, право же на территорию региона сербы давно утеряли, так как сербы стали абсолютным меньшинством в этом регионе. Армения — союзник, поэтому Россия за Народный Карабах как часть Армении. Русские Приднестровья? Россия за ПМР. Грузия перегнула палку в Осетии и Абхазии — были введены войска. Аналогичные примеры есть и со стороны США.

Этой теме посвящены многие научные труды, которые хорошо известны профессору политических наук Макфолу, разбирающие под лупой каждый конкретный случай территориальных претензий в мировых отношениях. И основное правило для людей, имеющих прямое отношение к международной дипломатии, говорит о том, что не существует универсальных правил при решении территориальных споров, а также при возникновении новых государств и государственных образований, — поэтому очень сложно проводить параллели между конкретными прецедентами. Никто всерьез не будет сравнивать, например, косовский прецедент с крымским или в приднестровским. Хотя у Макфола стоило бы поинтересоваться, почему пример Косова международным сообществом признается как «особый случай», а Крым — «нарушением территориальной целостности» со стороны России? Не пример ли это политики двойных стандартов, проводимой со стороны США?

Но не стоит строить иллюзий, ведь публично г-н Макфол, являющийся известным специалистом по России и всему постсоветскому пространству, который еще недавно являлся одним из главных идеологов «перезагрузки» российско-американских отношений, никогда не признает, что главный принцип при решении территориальных споров в международном праве на сегодняшний день заключается в верховенстве национальных интересов конкретных государств. США никогда не будут бороться за переход различных стран к «демократическому государственному устройству», если это не будет отвечать национальным интересам самих американцев. Стоит упомянуть и тему диссертации Макфола: «Южноафриканское движение за освобождение и вмешательство великих держав: к вопросу о теории революции в международном контексте». В этой работе речь идет и об оправдании вмешательства «великой державы» в дела суверенного государства, и обосновывается понятие «вынужденного экстремизма», когда за определенными группами признают право на экстремизм, т. е. право на совершение революционных действий, причем в интересах опять же «великой державы».

IMG_20160303_205451
Евгений Валяев

Что касается конкретного примера с Калининградом, то беспокоиться нам, конечно, не о чем, ведь основная движущая сила при решении территориальных споров заключается не в исторической справедливости, на которую якобы уповает Макфол в споре, а в человеческом ресурсе. Нам бы стоило беспокоиться о Калининграде, если бы там сегодня жили немцы. Но там живут русские. И в Крыму живут русские. В первую очередь, именно поэтому это российские легитимные территории, которые никто и никогда не сможет оспорить. Потому что именно человеческий (национальный) ресурс является проводником справедливости при решении территориальных споров. Русский Калининград — это справедливо, так как мы выиграли войну, забрали эти территории, заселили их. Русский Крым — справедливо, так как он всегда был русским, даже когда временно был частью Украины.

Право народов на самоопределение означает право каждого народа самостоятельно решать вопрос о форме своего государственного существования, свободно устанавливать свой политический статус и осуществлять свое экономическое и культурное развитие. При этом Устав ООН подразумевает то, что принцип территориальной целостности неприменим к государствам, не обеспечивающим равноправие проживающих в нем народов и не допускающим свободное самоопределение таких народов. Отчасти этим Россия обосновывает свое право на Крым — Россия осуществляла защиту населения, которое при новой украинской власти подверглось бы притеснениям, ведь русские в национальном украинском государстве стали притесняемым меньшинством.

Стоит также отметить, что Майкл Макфол при всем при этом является одним из наиболее открытых американских политиков, который действительно понимает нас, давно изучает Россию и знает русский язык. Поэтому с ним интересно участвовать в подобных геополитических дискуссиях. Хотя, признаюсь, было бы интереснее послушать его мнение, выраженное не публично в твиттере, а в кулуарах. Уверен, что мы бы услышали более трезвые и объективные оценки происходящих мировых процессов, которые были бы даны не с позиции американского чиновника, а с позиции трезвомыслящего человека.

Источник: Евгений Валяев, Ридус

Оставить комментарий