Сергей Шиптенко: Тупики экономической интеграции Союзного государства

Тупики экономической интеграции Союзного государства

Автор: Серей Алексеевич Шиптенко, главный редактор журнала «Новая экономика» (Минск)

В статье анализируются проблемы интеграции Союзного государства Белоруссии и России. Основное внимание уделено проблемам экономического объединения Союзного государства в контексте опыта постсоветской интеграции и альтернативных интеграционных проектов.

Ключевые слова: Союзное государство, экономическое объединение, постсоветская интеграция, ЕАЭС.

The article analyzes the problems of integration of the Union State of Belarus and Russia. The main attention is paid to the problems of economics unification of the Union State in the context of the experience of post-Soviet integration and alternative integration projects.

Keywords: Union State, problems of economics, post-Soviet integration, EAEU.

Союзное государство Белоруссии и России, отмечающее 20-летний юбилей своего основания, считается образцом евразийской интеграции на постсоветском пространстве. В последние годы особенно часто сравнивают Союзное государство с Евросоюзом, а также недавно образованным Евразийским экономическим союзом. До этого Союзное государство приводили в пример при создании и совершенствовании таких интеграционных структур на постсоветском пространстве, как ЕврАзЭС, Таможенный союз и Единое экономическое пространство, сравнивали СГ с СНГ.

Сегодня можно констатировать, что СНГ скорее мертво, чем живо. «Содружество» элегантно назвали «цивилизованной формой бракоразводного процесса» при расчленении нашей Родины. Ни один из новоявленных удельных правителей не собирался восстанавливать страну, делая всё для дезинтеграции и обособления не только народов, но и экономик. Каждый из них взял на себя миссию Моисея, изводя по лимитрофным пустыням поколение, помнившее Советский Союз. Тем временем победители в «холодной войне» развивали свои интеграционные проекты, совершенствовали их и делали всё для того, чтобы наша Родина не объединилась, в первую очередь – экономически.

Союзное государство Белоруссии и России погубит безответственность. СНГ изначально создавалось по принципу клуба, как «площадка» для имитации интеграции на новой основе, как многоэтажная синекура для трудоустройства отставных чиновников, бездарных отпрысков «уважаемых людей» и подруг. Евросоюз совершенствовался и повышал степень ответственности – именно она является очевидным отличительным признаком данной интеграционной структуры от СНГ, СГ и ЕАЭС. Невозможно представить себе ситуацию, когда представитель Испании или Бельгии поставит в Еврокомиссии вопрос о введении параллельного режима взимания пошлин на импорт – как это сделал Казахстан, фактически поставив «друзей и партнёров» перед фактом.

Как небезосновательно отмечают эксперты, Евразийский экономический союз возник как ответ на провал интеграционных проектов в других форматах, в том числе как реакция на ступор экономической интеграции в рамках Союзного государства. ЕАЭС объединяет пять из пятнадцати республик СССР – Россию, Белоруссию, Казахстан, Армению и Киргизию. Население ЕАЭС составляет 182,1 млн чел (в т.ч. 93 млн экономически активного) – не самый большой рынок, но ёмкий и привлекательный для зарубежных компаний. Такой геоэкономический потенциал позволяет говорить о перспективах самодостаточности потенциального геополитического большого пространства.

С одной стороны, интеграции нет альтернативы – ни одна из стран ЕАЭС в одиночку не может противостоять мировому Западу и его стеллитам. С другой стороны, интеграция пугает удельных князьков, свыкшихся со статусом первых парней в своих деревнях, деградация которых прикрывалась заявлениями о «возрождении и тому подобном. В итоге ЕАЭС страдает той же болезнью, что и СНГ – безответственностью. Фактически ни Нурсултана Назарбаева, ни Александра Лукашенко нельзя принудить к исполнению каких-либо обязательств, а они, в свою очередь, могут шантажировать саботажем своих номинальных союзников.

И Союзному государству, и Евразийскому союзу необходима смена парадигм. Выторговывание преференций должно смениться интеграционным соработничеством, на смену конкуренции должна прийти кооперация. Пока же не так уж редко возникают вопросы вроде такого, как: играет ли Белоруссия в одной команде с Россией и Казахстаном, Киргизией и Арменией или же все игроки этой команды лишь делают вид, что играют в одной команде против другой (например, ЕС), тогда как на самом деле эти игроки чувствуют себя самостоятельными командами и рассматривают партнёров как конкурентов?

Когда представители руководства Белоруссии говорят о том, что Евразийскому союзу «ещё очень далеко» до степени интеграции Союзного государства, они приукрашивают действительность. На самом деле Союзное государство как государство не состоялось. Не исполнены пункты договора об образовании Союзного государства, не реализованы заявленные намерения. В частности, интеграция в экономической сфере зашла в тупик. Не проводится единая промышленная политика, нет единой финансовой системы (нет даже единой валюты), нет согласованной внешнеэкономической стратегии.

Откровенным позором союзной интеграции в промышленной сфере стали «пять пилотных проектов»: слияния ОАО «МАЗ» и ОАО «КамАЗ» в холдинг «Росбелавто», ОАО «Интеграл» и ОАО «Российская электроника», ОАО МЗКТ и ГК «Ростехнологии», ОАО «Пеленг» и ФКА «Роскосмос», ОАО «Гродно Азот» и ОАО «Минерально-химическая компания «ЕвроХим»[1]. Всего лишь пять проектов в сферах, где предприятия России и Белоруссии были наиболее готовы к объединению – ни один из них не состоялся. Вместо эффектной демонстрации интеграции, наглядного примера для ЕАЭС несколько лет разыгрывался трагифарс. Стоит отметить, что изначально рассматривалось около десятка проектов и из этого списка правительва отобрали всего лишь пять для того, чтобы, заявив, не упасть лицом в грязь.

В политической сфере Союзное государство на многочисленных примерах доказало, что нет оснований считать его государством. Единство во внешней политике фактически отсутствует. Самый яркий пример – диссонанс по «украинской проблеме»[2]. До этого было немало показательных эпизодов – например, демонстративная «посадка» госсекретаря Союзного государства Павла Бородина в американскую кутузку, формальным основанием для чего стало требование прокуратуры Швейцарии[3]. ЕС не претендует на статус государства, однако никому – ни в США, ни в другой стране, в голову не придёт не то что в тюрьму посадить, но даже задержать главу Еврокомиссии по требованию Ливии или Бангладеш.

Союзное государство Белоруссии и России до сих пор не приняло Конституционный акт и конституцию, не создало парламент (формально функционирует некий суррогат – «парламентское собрание»), не сформировало другие органы государственной власти и управления. Много вопросов по союзному гражданству. Не решен вопрос общесоюзной собственности. Союзная интеграция застыла.

Деградация Союзного государства является реальной перспективой. Альтернативой ей является ускорение интеграции до логического завершения. Второй вариант чреват торгом, сам факт которого выхолащивает смысл союзнических отношений. Сохранение status quo не соответствует нашим национальным интересам.

При нынешнем положении дел торговые и информационные войны будут продолжаться. «Белорусский продовольственный оффшор» не стал прецедентом, но наиболее ярким проявлением практики союзных отношений[4]. Такие оффшоры и схемы наподобие «растворительно-разбавительной» стали нормой отношений в СГ. Ещё один риск проявился в конце 2014 года историей с блокировкой транзита из Калининградской области в «большую Россию»[5]. К указанным рискам следует добавить другие — в политической, военной, гуманитарной и других сферах.

Критика ЕАЭС рикошетом бьёт по Союзному государству Белоруссии и России. Есть основания для критики Евразийского союза, однако на самом деле его проблемы являются не причиной, а следствием отсутствия важнейших интеграционных механизмов Союзного государства и несовершенства имеющихся. «Локомотив евразийской интеграции» оказался плохо отработанным прототипом, хотя отцы-основатели уверяли, что учли опыт и ЕС, СНГ, и других интеграционных образований[6].

Дискредитация ЕАЭС бьёт по Союзному государству и наоборот. Именно дискредитация, закамуфлированная под экономические расчёты, указание на слабые стороны и откровенные провалы в практике реализации является целью противников интеграции, а не конструктивная критика. Реализация этой цели была бы менее успешной, если бы политическая воля руководства России и Белоруссии была очевидной, если бы ошибки конкретных чиновников и конкретных госорганов не давали оснований и поводов многоликому противнику.

Критикуя реализацию интеграционных проектов на постсоветском пространстве, авторы многочисленных статей и заметок сосредотачиваются на СГ и ЕАЭС. Постсоветские прибалтийские лимитрофы, чей промышленный, демографический и иной потенциал также сильно деградировал, осознанно выводятся за проблемное поле. Выводятся из-под критики Грузия и некоторые другие постсоветские республики. На пропагандистский характер подобных выступлений, даже аргументированных, нет достойного контрпропагандистского ответа, не говоря уж об идеологическом или информационно-пропагандистском обеспечении союзного строительства.

Как можно продвигать идеи союзного государства при наличии перманентных информационных и торговых войн, при диссонансе трактовок идей союзного строительства, при отсутствии даже символов – на этот вопрос никто не может дать ответ ни в Москве, ни в Минске. Зато каждый студент и даже школьник не только знает символику Евросоюза, но и сходу укажет «плюсы» – даже мифические (как показала трагическая история киевского «евромайдана») «евроинтеграции».

Одним из краеугольных камней критики Союзного государства является факт падения товарооборота по итогам 2015 года между Белоруссией и Россией, между партнёрами по ЕАЭС, показателей их торговли с третьими странами. Также указывается на падение ВВП как якобы аргумент в обоснование несостоятельности интеграционных проектов в формате СГ и ЕАЭС.

Например, ВВП Белоруссии по итогам 2015 года упал на 3,9%. При этом упало и промышленное, и сельскохозяйственное производство[7]. Сокращение производства стало реакцией на резкое падение спроса на белорусские товары за рубежом – прежде всего, на основном рынке сбыта – в России. Заявления госагитпропа Белоруссии в духе «Россия не может себе позволить купить качественные белорусские товары», не выдерживали никакой критики. Из-под критики вообще были выведены провалы союзных программ – например, программа «Союзный телевизор»[8] сначала продемонстрировала позитивную динамику «вала», но в конечном итоге потерпела полное фиаско, что видно по данным Белстата с 2007 года[9] и сегодня в Белоруссии на долю отечественных телевизоров приходится менее десятой доли рынка[10].

По данным Нацбанка Белоруссии, внешнеторговый оборот товаров и услуг по итогам 2015 года, рассчитанный по методологии платежного баланса, упал на 24,7% к уровню 2014 года и составил $65,5597 млрд: экспорт составил $32,8827 млрд млн (-24,1% к уровню 2014 года), импорт упал до $32,677 млрд (-25,4%). Товарооборот Белоруссии с партнёрами по ЕАЭС упал на 26,7% до $28,2045 млрд. При этом взаимная торговля с Казахстаном и Киргизией рухнула почти в два раза. Чуть меньшим было падение товарооборота с Россией – на 26,3%, до $27,5333 млрд: белорусский экспорт сократился до $10,3891 млрд (-31,6%), а импорт – до $17,1442 млрд (-22,7%)[11].

Росстат также зафиксировал падение взаимной торговли[12]. Ситуация в России заметно отличалась от белорусской, но также не была идеальной. Кризис в очередной раз доказал, что самодостаточным может быть только большой геополитический организм, а искусственно созданный лимитроф обречён на деградацию, о чём предупреждали классики геоэкономики (Фридрих Лист, Фернан Бродель и др.).

«Объем взаимной торговли товарами за январь–декабрь 2015 года, исчисленный как сумма стоимостных объемов экспортных операций государств – членов Евразийского экономического союза во взаимной торговле, составил 45,4 млрд. долл. США, или 74,2% к уровню января–декабря 2014 года»[13], – констатировали в ЕЭК.

Товарооборот с Россией и другими партнёрами по ЕАЭС продолжил падение в начавшемся 2016 году[14]. Всё это так, однако так ли часто и критики, и отдельные смельчаки из числа застрельщиков союзного строительства, посыпающие голову пеплом, говорят о том, что падение производства в СГ и ЕАЭС, равно как и падение оборотов взаимной торговли между ними было бы намного большим в условиях отсутствия данных интеграционных объединений?

Действительно, в 2015 году Белоруссия сократила экспорт по сравнению с предыдущим годом. Однако на тот факт, что снижение экспорта товаров произошло в долларовом эквиваленте из-за снижения цен, а в натуральном выражении выросло – на это почти никто не обращает внимания. Ведь на самом деле экспорт белорусских товаров в физических объёмах вырос на 2,4%, а импорт сократился на 11,3% при снижении средних цен экспорта на 27,8%, а импорта – на 15,6%[15]. Долларовый эквивалент экспорта очень важен, однако рассмотрение только этого показателя неправомерно в экспертном сообществе и практически не учитывается в публичных дискуссиях[16].

Падение товарооборота и фиаско промышленной интеграции в целом (её «точечный» характер и уровень малого бизнеса не могут считаться достижением) снизили доверие к Союзному государству и Евразийскому союзу, создали ситуацию риска подмены интеграции в рамках Союзного государства альтернативными проектами (ЕС, «Восточное партнёрство»). Имитация интеграции создала угрозу деградации большими темпами, чем ход реализации интеграционных проектов.

Сохраняются риски торговых войн – ещё свежи воспоминания о «калийной»[17] и «колбасной»[18]. В отсутствие «единой правовой системы демократического государства», прописанной в договоре о создании Союзного государства[19], а также дееспособной судебной власти решить имеющиеся противоречия очень непросто. Опыт указывает на необходимость выхода из этого тупика для решения не только экономических проблем союзных отношений.

Необходимо принуждение к интеграции, прежде всего – экономической: в промышленной сфере, финансовой и других. Необходима согласованная кредитно-денежная политика, ориентированная на реальный сектор экономики, что позволит кредитовать заводы и фабрики, фермерские хозяйства и сельхозорганизации на тех же условиях, на которых кредитуются конкуренты в странах-лидерах. Кредитование реального сектора должно стать главной заботой национальных правительств и наднациональных органов СГ и ЕАЭС. Одновременно следует ускорить процесс создания единой валюты – на переходный период возможен расчет в национальных валютах или ввод в обращение эрзаца типа безналичного экю. Эмиссионный центр единой валюты Союзного государства (союзного рубля) должен находиться в Москве. В рамках ЕАЭС должен быть заключён валютный союз с последующим введением единой валюты Евразийского союза, привязанной к «корзине валют» стран-участниц.

Необходима единая промышленная политика, которая позволит осуществить кооперацию промышленных комплексов в рамках стратегии реиндустриализации. Для этого требуется решить множество проблем, которые третье десятилетие откладываются в долгий ящик – тарифного и нетарифного регулирования, равного доступа к госмонополиям, единых правил субсидирования и других. Кооперацию в промышленной сфере должна дополнять кооперация НИИ, что позволит выработать стратегию инновационного развития Союзного государства, а её проблематика не будет ограничиваться только промышленностью.

Необходимо создать единое гуманитарное пространство, в котором должна проводиться также единая политика. Экономическая интеграция выйдет на качественно новый уровень после того, как произойдут качественные изменения в образовательном пространстве. Пока же в институтах истории и философии Академии наук Белоруссии процветает ревизионизм[20] (о «белорусской философии» трудно говорить без сарказма) и велика вероятность возникновения такой же ситуации, как на Украине, где после мятежа 2014 года экономическая целесообразность была принесена в жертву новой политической целесообразности.

Официальный Минск неоднократно заявлял о готовности создавать «белорусско-российские ТНК»[21] и альянсы[22]. Такие намерения достойны подкрепления «связанными» российскими кредитами – как это делает Китай, которого руководство Белоруссии именует не иначе как «стратегический партнёр»[23]. Таким образом интеграция будет именно сотрудничеством, очищенным от подозрений в паразитизме, и каждый кредитный рубль пойдёт на создание конкретных станков и конкретных лабораторий, а не на «представительские расходы», «День вышиванки» и прочие несомненно вредящие базису псевдонадстроечные траты за счёт российских налогоплательщиков.

Если этот опыт будет удачным, то можно будет поставить вопрос о комплексной программе опережающего развития ЕАЭС при двухуровневом кураторстве – ЕЭК и национальных правительств. До этого следует решить ключевую проблему ЕАЭС (радикально отличающую его от ЕС), которая заключается в низкой степени полномочий наднационального органа и безответственности национальных правительств, которых элементарно невозможно наказать за саботаж. Максимум, что может сделать ЕЭК – вынести обсуждение проблемы на уровень президентов (Высший Евразийский экономический совет), каждый из которых фактически обладает правом вето. Евразийский межправительственный экономический совет нуждается в реформировании, а Евразийский межпарламентский совет ещё даже не появился. Для успешного воплощения целей данного союза необходимо в кратчайшие сроки создать планировавшиеся комиссии и наделить их реальными полномочиями.

Декоративные синекуры не спасут наши страны от кризисов и ударов зарубежных конкурентов. Экономики России и Белоруссии для преодоления отставания в два с лишним технологических уклада от стран-лидеров (не говоря уж о «хайтеке» Армении и Киргизии) нуждаются в кратно теснейшей интеграции, чем достигнуто за почти 20 лет существования Союзного государства. Этого невозможно достичь без проявления политической воли. Следует стремиться к трансформации Союзного государства в краткосрочной перспективе в полноценную конфедерацию.

Список литературы

[1] Белоруссия снова обсуждает «пять интеграционных проектов» с РФ [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/polit/1911160.html (дата обращения: 26.03.16).

[2] Белоруссия в 2014 году: политические итоги [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/polit/1883619.html (дата обращения: 26.03.16).

[3] Интересы Бородина будут защищать Зельцер и Фишкин [Электронный ресурс] // Газета.Ru. Режим доступа: http://www.gazeta.ru/2001/01/18/borodarest.shtml (дата обращения: 26.03.16).

[4] Белоруссия в 2014 году: экономические итоги [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/polit/1888015.html (дата обращения: 26.03.16).

[5] Калининград показал производство телевизоров, которые белорусская таможня посчитала китайскими [Электронный ресурс] // Tut.by. Режим доступа: http://finance.tut.by/news440276.html (дата обращения: 26.03.16).

[6] Байнев В.Ф., Винник В.Т. Интеграционная стратегия развития промышленного комплекса стран Таможенного союза и Единого экономического пространства [Электронный ресурс] // Новая экономика. Режим доступа: http://www.neweconomics.info/issues.php (дата обращения: 26.03.16).

[7] Белоруссия: Несбывшаяся «центральноевропейская» мечта [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/economy/2095746.html (дата обращения: 26.03.16).

[8] Союзное государство Беларуси и России [Электронный ресурс] // Национальный научно-технический портал Республики Беларусь. Режим доступа: http://www.scienceportal.org.by/cooperation/opportunities/bilateral/belarus_and_russia/ (дата обращения: 26.03.16).

[9] Производство отдельных видов промышленной продукции в натуральном выражении [Электронный ресурс] // Официальный сайт Национального статистического комитета Республики Беларусь. Режим доступа: http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/realny-sector-ekonomiki/promyshlennost/godovye_dannwe_prom/proizvodstvo-otdelnyh-vidov-promyshlennoi-produ_2/ (дата обращения: 26.03.16).

[10] В октябре выпуск белорусских телевизоров достиг нулевой отметки [Электронный ресурс] // Onliner. Режим доступа: https://people.onliner.by/2015/12/09/tv-8 (дата обращения: 26.03.16).

[11] Особенности внешней торговли союзной Белоруссии [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/economy/2097014.html (дата обращения: 26.03.16).

[12] Платежный баланс Российской Федерации [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/ftrade/# (дата обращения: 26.03.16).

[13] Об итогах взаимной торговли товарами Евразийского экономического союза Январь – декабрь 2015 года [Электронный ресурс] // Официальный сайт Евразийской Экономической комиссии. Режим доступа: http://eec.eaeunion.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/tradestat/analytics/Documents/Analytics_I_201512.pdf (дата обращения: 26.03.16).

[14] Экспорт и импорт со странами ЕАЭС [Электронный ресурс] // Официальный сайт Национального статистического комитета Республики Беларусь. Режим доступа: http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/makroekonomika-i-okruzhayushchaya-sreda/vneshnyaya-torgovlya_2/operativnye-dannye_5/eksport-iport-so-stranami-eaes/ (дата обращения: 26.03.16).

[15] Об итогах внешней торговли товарами в 2015 г. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Национального статистического комитета Республики Беларусь. Режим доступа: http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/makroekonomika-i-okruzhayushchaya-sreda/vneshnyaya-torgovlya_2/operativnye-dannye_5/ob-itogakh-vneshney-torgovli-tovarami/ (дата обращения: 26.03.16).

[16] Макроэкономический обзор в международно сопоставимых ценах – показатель, страна и год [Электронный ресурс] // Официальный сайт Европейской экономической комиссии ООН. Режим доступа: http://w3.unece.org/PXWeb2015/pxweb/ru/STAT/STAT__20-ME__1-MEOV/01_ru_MECCOverviewY_r.px/table/tableViewLayout1/?rxid=4f89c758-d176-4f21-aaef-ace879076846 (дата обращения: 26.03.16).

[17] Белоруссия в 2013 году: политические итоги [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/1753866.html (дата обращения: 26.03.16).

[18] «Колбасная война» как символ российско-белорусского кризиса [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/1878943.html (дата обращения: 26.03.16).

[19] Договор о создании Союзного государства [Электронный ресурс] // Информационно-аналитический портал Союзного государства. Режим доступа: http://www.soyuz.by/about/docs/dogovor5/ (дата обращения: 26.03.16).

[20] Белоруссия в 2015 году: политические итоги [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/polit/2073271.html (дата обращения: 26.03.16).

[21] Союзное государство создаст транснациональные компании [Электронный ресурс] // Российская газета. Режим доступа: http://rg.ru/2015/09/18/sozdaniye-site.html (дата обращения: 26.03.16).

[22] Беларусь заинтересована в создании с Россией транснациональных альянсов в металлургии [Электронный ресурс] // Официальный сайт Республики Беларусь в Российской Федерации. Режим доступа: http://www.embassybel.ru/news/press-releases/111905024cdb.html (дата обращения: 26.03.16).

[23] «Китай является ключевым стратегическим и торговым партнёром Белоруссии» [Электронный ресурс] // Информационное агентство «Регнум». Режим доступа: http://regnum.ru/news/economy/2104730.html (дата обращения: 26.03.16).

Оставить комментарий