5 канал: Brexit! Whoexit?

2016-06-27_00-02-17Брюссель получил показательную оплеуху. И было за что. Он заигрался. Он надоел своими тычками и подзатыльниками. И если Польша готова терпеть до последнего, то Британии это зачем? Дональд Туск важнее королевы? Что за глупости. Британия владела половиной мира, и быть частью евроколонии даже при особых правах ей не понравилось.

Но главные проблемы у страны внутри. Рискованный эксперимент «доктора Кэмерона» пациента чуть не убил. Перевес — менее двух процентов! Это значит, что страна расколота. Расколото общество. Налицо бунт провинций против Лондон-сити. Всё это грозит экономическим и политическим кризисом. Но принцип пошел на принцип: никогда еще за всю историю выборов в Соединенном Королевстве на избирательные участки не приходило столько людей.

А то, что Кэмерон уходит, теперь новость факультативная. Он совершил политическое самоубийство. Он заварил эту кашу, и его предвыборные обещания сбылись самым кошмарным для его образом.

Итак, Брексит как новая английская революция в аналитическом обзоре Виктора ЧЕРНОГУЗА.

На самом деле развод с Европой начался отнюдь не в июне 2016. Архивные кадры 1975. Англия всего 2 года как в Европейском экономическом сообществе, предшественнике ЕС, а на референдум уже вынесен вопрос: по пути ли нам с Европой. Тогда 67 процентов голосовавших ответили да. Но искренне полюбить соседей по ту сторону Ла-Манша британцы так и не смогли. Это всегда был брак по расчету. Еще двадцать лет назад легендарная Маргарет Тэтчер прозорливо высказалась о будущем союза с Европой.

Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании (1979-1990 г.г.): «Нам не удается разумно ограничить роль государства в экономике Британии, только потому, что государственные институты были подняты на общеевропейский уровень. И это супергосударство стало диктовать нам свою волю из Брюсселя. Это неправильная политика».

С годами раздражение в адрес Брюсселя все росло, а евробюрократия все бронзовела. Нами правят безымянные чиновники, люди без лица в форменных серых пиджаках: терпеть такое гордым наследникам Британской империи становилось труднее и труднее.

Организатор опроса: «Сейчас мы проведем эксперимент и покажем прохожим фото руководителей ЕС, которые правят и Британией. Вы знаете, кто этот человек?»

Участник опроса: «Нет, нет».

Организатор опроса: «А его узнаете?»

Участник опроса: «Нет».

Брексит – фильм, снятый евроскетиками, наглядно объясняет, почему Британия попросилась на выход. Нелегальная миграция, отсутствие политического суверенитета, распределение экономических квот – это все глобальные причины для недовольства. Простых граждан раздражало другое: вроде бы мелочи, но именно из них складывается жизнь в ЕС. Вот, например, как выглядит утро обычного клерка с точки зрения евробюрократии. Производство матраса регламентируется 39 актами, зубной щетки 31, шампуня и вовсе 118. Стремление к порядку, возведенное в абсурд. Чисто немецкий, но совсем не британский подход. В стремлении заставить Британию жить по своим правилам евробюрократия покусилась на святое. Год назад Брюссель решил законодательно ограничить силу тока, потребляемого бытовой техники. И если с запретом мощных пылесосов Англия как-то смирилась, то перспектива остаться без five o’clock tea ужаснула нацию.

Маломощные чайники, которым нужна вечность, чтобы нагреть воду и тостеры, поджаривающие хлеб только с четвёртого раза: такие европравила многих заставили голосовать на референдуме за выход из ЕС. Они хотят отнять у нас чай с тостами, но им не отнять нашу свободу — это стало неофициальным девизом евроскептиков. Победа которых, конечно, стала абсолютной неожиданностью и для Брюсселя и для Лондона. Необычно растерянный, премьер Кэмерон перед камерами, с трудом подбирал слова.

Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании: «Британские подданные проголосовали за выход из Европейского Союза, и их волю нужно уважать. Позвольте мне поздравить всех, кто принимал участие в кампании за выход из ЕС. Желание британских подданных — план, которого мы должны придерживаться».

Потом Кэмерон скажет: я устал, я ухожу. Правда, не сейчас, а в течение трех месяцев. Сам же процесс расставания с ЕС и вовсе может занять до двух лет. Как он будет проходить пока, похоже, не понимают и лидеры Евросоюза. По крайней мере, в первом выступлении Ангелы Меркель конкретики было мало.
Ангела Меркель, федеральный канцлер Германии: «Последствия референдума мы ощутим в ближайшие дни, месяцы и годы. Нам, членам ЕС, нужно проявить компетентность в этой сложной ситуации. Здесь нет простых и быстрых решений, но дальнейшее разделение Европы нужно как-то остановить».

Эту растерянность легко объяснить. Итог референдума в Британии означает: по сути, разрушена вся концепция единой Европы. Общего дома для десятка стран и народов. Процесс воспитания некоего среднего европейца, человека без родины и корней, окончился крахом. Оказалось, что несмотря на все программы прививания толерантности, люди по-прежнему хотят чувствовать себя прежде всего британцами, итальянцами или французами.

Евгений Минченко, политолог: «Очень высокий уровень недоверия населения к правящей элите, как Великобритании, так и Евросоюза. Просто невероятные антирейтинги и брюссельской бюрократии, и британской политической элиты. Посмотрел цифры, знаю только одну страну где такие высокие антирейтинги власти это Украина».

Сами евроскептики уверены: теперь правила игры в Европе изменились навсегда. Десятилетиями ЕС правили элиты, которые вполне могли позволить себе игнорировать мнение народа. Еврокомиссары, спецпосланники и руководители комиссий – люди, которых простые граждане не выбирали. Референдум в Британии стал примером самой настоящей демократии в действии.

Найджел Фарадж, председатель партии независимости Великобритании: «Это победа обычных людей, победа над огромными банками, транснациональными концернами и политиками. Я горд, что мы, несмотря на все запугивания и угрозы, ясно дали понять: в Британии правит народ, а не глобалистские элиты».
До референдума эксперты пугали прогнозами: выход из ЕС может обернуться крахом для британской экономики. После голосования курс фунта стерлингов относительно доллара и правда рухнул до тридцатилетнего минимума, а фондовые рынки большинства стран мира закрылись падением индексов. Но в стратегической перспективе выход из ЕС, наоборот, может стать спасением для Англии. Выбраться из глобальной рецессии, которую предрекают экономисты, проще поодиночке. Не имея за спиной отягощенных долгами на сотни миллиардов евро Греции, Испании и Италии.

Лжим Роджерс, инвестор: «Мир уже вступает в состояние рецессии, в рецессии пребывает Япония, части Европы, части Америки, ситуация будет только ухудшаться. Все должны быть этим обеспокоены, потому что следующая рецессия будет куда хуже предыдущей — 2008 года. И здесь проще выжить национальной экономики».

От Каталонии до Венгрии – евроскептики по всей Европе, конечно, восторженно встретили итоги референдума. Даже в крошечной Словении решили инициировать петицию о референдуме относительно членства страны в ЕС. Об этом же давно говорят в Финляндии и Германии.

Александр Гауланд, заместитель председателя партии «Альтернатива для Германии»: «Я очень приветствую демократическое решение британского народа и надеюсь, что в будущем мы сможем изменить германскую конституцию настолько, чтобы наш народ имел подобный шанс на самоопределение своего будущего».
Кто следующий — конечно, теперь один из главных вопросов для Европы. Судя по данным социологов, к референдуму о выходе из ЕС уже готовы больше половины граждан в Италии и Франции.

Георг Пацдерски, председатель партии «Альтернатива для Германии»: «Британцы — очень прагматичный народ и любят реальную политику, этого нам теперь будет в Европе очень не хватать, но тем не менее этот референдум может послужить будильником нашим политикам. Теперь есть надежда, что все обернется к лучшему, и тех, кто выступает за распад ЕС, перестанут называть политическими маргиналами».

Для России Брексит — это скорее плюс, уверяют эксперты. Воинствующая русофобия, которую демонстрировали прибалтийские члены ЕС, например, часто заставляла Евросоюз принимать политически мотивированные решения в ущерб собственным интересами. Национальные правительства, напрямую отвечающие перед избирателями, такое вряд ли смогут себе позволить.

2016-06-27_00-07-39
Евгений Валяев

Евгений Валяев, политический аналитик, экспер Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия»: «С таким союзом России гораздо проще выстраивать отношения, у нас всегда тяжело давались отношения с наднациональными европейскими структурами, Совет Европы, другие структуры — очень тяжело мы с ними договаривались. Нам проще договариваться с конкретными национальными государствами, национальными правительствами, депутатами».

Впрочем, на данный момент Великобритания все еще член Евросоюза. И не факт, что ей позволят так просто распрощаться с Брюсселем. Соединенные Штаты, активно лоббирующие принятие соглашения о Трансатлантическом партнерстве с ЕС, вряд ли заинтересованы, чтобы рынок Европы стремительно сужался.

Джон Вароли, политолог: «Скорее всего, находится какой-то причина, чтобы аннулировать результат, думаю, скорее всего, так. Не думаю, что Великобритания уходит из ЕС, думаю, что-то придумают, чтобы аннулировать результаты референдума».

В Англии уже прошли уличные демонстрации с требованием не покидать ЕС, а петиция о проведении повторного референдума всего за сутки набрала больше двух миллионов подписей. Одновременно власти Шотландии пригрозили: они еще раз подумают о возможности выхода из состава Великобритании, чтобы остаться в Евросоюзе. Так что, по сути, борьба за будущее ЕС только начинается. Но чем бы она ни закончилась, Европа уже никогда не будет прежней.

Источник: 5 Канал

Оставить комментарий