Референдум в Турции: как Эрдоган полностью подчинил себе страну

16 апреля в Турции состоялся национальный референдум, итогом которого стало переформатирование страны из парламентской в президентскую республику. Отныне глава государства может лично назначать министров, представлять государственный бюджет, выдвигать кандидатуры большинства судей высших судов и издавать указы, которые получают статус законов. Кроме того, президент теперь может объявлять в стране чрезвычайное положение и распускать парламент.

Что теперь ждет Турцию? На этот вопрос корреспондента Федерального агентства новостей отвечал политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

«Конституционный референдум в Турции стал знаковым и историческим событием не только для самой Анкары, но и для всего региона вообще. Референдум не стал ответом на попытку государственного переворота, который провалился, но именно после него Реджеп Тайип Эрдоган смог избавиться от последних и сильных противников проведения конституционной реформы и усиления роли института президентства в Турции. Фактически можно говорить о том, что Эрдоган смог завершить реформу, избавившись от оппозиции. Идея о референдуме вынашивалась с 2005 года, и с тех пор основанная Эрдоганом «Партия справедливости и развития» лоббировала этот пакет реформ, сталкиваясь с различными препятствиями, которые даже приводили к кратковременным кризисам государственной системы Турции», — пояснил Евгений Валяев.

В итоге, заметил эксперт, президентская партия смогла собрать кворум по референдуму только после досрочных выборов и после того как идею о референдуме поддержала «Партия националистического движения» — партия турецких националистов, евроскептиков и антикоммунистов. Противниками референдума и реформы стали две политические силы Турции. Во-первых, социал-демократическая «Республиканская народная партия», которая является главной оппозиционной силой Эрдогану. Во-вторых, это левая и прокурдская «Партия демократии народов», которая вообще бойкотировала голосование в парламенте по вопросу реформы и референдума. ДПН выступает против турецкого национализма, представляет интересы национальных меньшинств: курдов, азербайджанцев, армян, ассирийцев, черкесов и так далее.

Евгений Валяев

«На референдум был вынесен вопрос об одобрении целых 18 поправок к Конституции Турции, которые предусматривали не только сам переход от парламентской формы правления к президентской республике, но и отмену должности премьер-министра, а также увеличение числа депутатов парламента и судебную реформу. Венецианская комиссия Совета Европы, которая является авторитетным консультативным органом по конституционному праву, выступила с заявлением, что поправки к конституции, вынесенные в Турции на референдум, не поддерживают логику разделения властей и могут привести лишь к формальной, а не к действительной независимости законодательной власти от исполнительной», — считает аналитик.

По мнению эксперта, стоит учитывать и то, что подготовка к референдуму проходила в условиях чрезвычайного положения в стране, введенного после попытки государственного переворота в 2016 году. Это положение было выгодно Эрдогану и сторонникам реформы, ведь с июля 2016 года было закрыто в общей сложности 158 СМИ, которые можно назвать оппозиционными, также были арестованы многие «путчисты», которые также могли бы дать отпор реформе. Но даже при такой благоприятной для Эрдогана обстановке перевес сторонников реформы оказался не таким значительным и составил 51,41% против 48,59%.

«Объединенная миссия наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ и ПАСЕ подвергла подготовку к референдуму критике, заявив, что прошедший референдум характеризовался неравенством участников избирательной кампании, так как были урезаны основные свободы, необходимые для подлинно демократического процесса. Если взглянуть на электоральную карту итогов референдума, то можно заметить, что она сильно пересекается с картой электоральных предпочтений на выборах в парламент Турции. Противники реформы одержали победы в тех регионах страны, где сильны позиции оппозиционных сил. Сторонники «Республиканской народной партии» предопределили победу противников конституционной реформы в провинциях Средиземноморского, Эгейского и Мраморноморского регионов — на западе страны и в богатых туристических регионах. Прокурдская «Партия демократии народов» активизировала противников реформы в Восточной и Юго-Восточной Анатолии — на востоке страны, где проживают курды и другие национальные меньшинства», — добавил Евгений Валяев.

После референдума, отметил эксперт, можно утверждать, что турецкая оппозиция в будущем будет работать в очень сложных для себя условиях и сможет добиваться каких-то даже локальных побед только путем объединения своих сил. Другим важным итогом референдума станет ухудшение отношений Анкары и Брюсселя.

«Это также скажется на работе оппозиции и турецких проевропейски настроенных политиков, так как они больше не смогут шантажировать Эрдогана европейским мнением. Можно говорить о том, что Европа вообще после итогов референдума утратит рычаги воздействия на турецкую политическую систему, так как больше не сможет кормить Турцию завтраками о вступлении в Евросоюз. Итоги референдума кардинальным образом не скажутся на российско-турецких отношениях, которые до сих пор переживают неровный и эмоциональный этап и будут и дальше зависеть от конкретных шагов турецкого и российского руководства. Если цели лидеров наших стран будут пересекаться, то отношения между странами будут позитивными, а если у Турции и России будут возникать непреодолимые разногласия, в первую очередь по сирийскому кризису, то отношения будут переходить в холодный этап. В любом случае, российско-турецкое экономическое сотрудничество будет зависеть от политической конъюнктуры. Позитив для России от усиления роли Эрдогана стоит искать в обретении Турцией национального суверенитета, который позволит выстраивать международные отношения с точки зрения собственных интересов, не обращая такого сильного внимания на позиции ЕС и НАТО», — уверен Евгений Валяев.

По мнению эксперта, конституционный референдум в Турции можно поставить в один ряд знаковых мировых событий вместе с Brexit и избранием Трампа, так как он также показывает усиление изоляционистских сил в мире. Этот референдум даже можно назвать евроскептическим, — хотя Турция и не является членом Евросоюза, но она долго туда стремилась. Этот референдум показывает, что для Турции западная интеграция больше не является определяющим вектором национального и геостратегического развития.

Источник: Илья Муромский, Федеральное агентство новостей

Оставить комментарий