Валяев: В США опасаются, что первая встреча Путина и Трампа пройдет в пользу России (ВИДЕО)

В эти дни внимание всего мира приковано к предстоящему саммиту Большой двадцатки, который проходит в Гамбурге. Как известно, в числе приоритетов германского председательства – борьба с протекционизмом в мировой торговле, с изменением климата и терроризмом, а также миграционная политика.

На заключительной сессии саммита будет подписан ряд документов. Особое значение саммит G20 имеет для российской стороны – он обещает стать местом первой личной встречи Владимира Путина и Дональда Трампа. О том, с каким настроем встречают саммит лидеры Большой двадцатки, какими могут стать его главные итоги, корреспонденту ФАН-ТВ рассказал политический аналитик, эксперт Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

– Что сулит германское председательство, какие ключевые вопросы будут стоять перед лидерами стран-участниц?

– Когда проходят «большие двадцатки», то председатель со стороны страны-хозяйки всегда выдвигает на первый план какую-то одну тему. Для Ангелы Меркель таковой является тема экологии. И здесь существует противоречие, потому что Трамп недавно принял решение о выходе США из Парижского соглашения по климату. Многие ученые и эксперты говорят, что этот шаг сильно вредит экологическому движению во всем мире. Поэтому Ангела Меркель с Трампом, в первую очередь, будет обсуждать зеленую тему и, конечно же, тему безопасности в Европе.

«Большая двадцатка» — это встреча ради большой публичной политики, какие-то существенные решения никогда в этом формате не принимались. Мы даже можем посмотреть, что китайский лидер Си Цзинпинь по пути на саммит для подписания существенных договоренностей с Россией остановился сначала в Москве.

– На полях саммита, действительно, должна состояться беседа лидеров Российской Федерации и США, которую все ждут с нетерпением. По-вашему, уже сам факт того, что она пройдет на полях саммита, в условиях цейтнота, графики все-таки плотные, позволит обсудить что-то плодотворно?

– Однозначно, нет. Саммит не подразумевает формата продолжительных двусторонних встреч. Это будет непродолжительная встреча.

Более того, если бы саммита Большой двадцатки сейчас не было бы запланировано, то встреча Путина и Трампа могла бы перенестись на неопределенный срок. Очевидно, что президент Америки пытается максимально отсрочить встречу с президентом Путиным, потому что существует внутриполитическое противостояние в США, в котором Россия и антироссийские настроения играют большую роль. Поэтому Трамп старался избегать встречи с Путиным. Но сейчас в Гамбурге эта встреча состоится – это факт, она будет непродолжительной – это точно, и третье – какие-то важные решения на ней не будут приняты.

– Но наверняка, так или иначе, будут говорить о проблемах Сирии, Украины, о Вашингтонских санкциях.

–На встрече Трампа и Путина, однозначно, не будет обсуждаться тема санкций. Россия не готова просить перед миром, чтобы отменили санкции. Было доказано уже не единожды, что санкции не так сильно влияют на российскую экономику, как этого хотелось бы кому-то на Западе. Цель этих санкций – снижение рейтинга Владимира Путина внутри страны, но эта стратегия совершенно не работает. Россия — страна, которая пережила и победила во Второй мировой войне. Для нас наличие сильного внешнего врага скорее несет мобилизационный характер.

– Но, скорее всего, тогда Украина и Сирия?

Евгений Валяев

–  Для Дональда Трампа тема Украины не является важной. Тема Украины, возможно, является частью каких-то пакетов и кейсов для переговоров с Путиным, но мы должны понимать, что беспокоит Дональда Трампа и американскую внешнюю политику. В первую очередь, это северокорейский режим, это иранская ядерная программа, это борьба с ИГИЛ и сирийский кризис как таковой. Но и борьба с ИГИЛ не является для Америки первоочередной задачей.

Нынешний год для Сирии – это такой некий 1945 год для Германии. Ведь в 1945 году все союзники понимали, что Германии наступит скоро конец, поэтому уже происходила борьба за территории и будущий раздел этих территорий. То же самое сегодня мы видим в Сирии: сегодня уже борьба с ИГИЛ отошла на второй план, активизировались многие оппозиционные группы, которые пытаются захватить себе как можно больше ресурсов к тому моменту, когда будет подписан, условно говоря, окончательный такой раздел Сирии.

Я думаю, единственная договоренность, которая может прозвучать у Трампа и Путина, – чтобы не было прямого противостояния, прямых столкновений российских вооруженных сил и американских вооруженных сил. Но через посредников никто не запрещает этого делать, и никто не предотвратит эти столкновения. Дейр эз-Зор станет основной целью всех коалиций, потому что провинция богата нефтяными и газовыми месторождениями, борьба за ресурсы между коалициями сейчас будет основной. Если завтра ИГИЛовцы, уйдут, грубо говоря, в пустыню, то мало кто их будет трогать, борьба будет идти за города и нефтяные, газовые месторождения.

– И что касается украинского вопроса, получается, Макрон, Путин, Меркель обсудят его без Порошенко.

– Тема украинского кризиса для Европы намного более первична, чем для Дональда Трампа. Тема Украины для Дональда Трампа абсолютно периферийна. Встреча, которая прошла с Порошенко, была очень короткой, на ней невозможно было обсудить ничего серьезного. Это еще раз показывает, что эта встреча была, скорее, для Путина, чем для самой Украины. Трамп показал встречей с Порошенко, что он контролирует тему Украины. По-моему, по его лицу было видно, насколько тема Украины ему неинтересна. На встрече Дональда Трампа и Владимира Путина прозвучит обмен мнениями по Украине. Владимир Путин выскажет российскую позицию в очередной раз, что мы стремимся к выполнению Минских соглашений, но Минские соглашения, в первую очередь, должна выполнять Украина. Они должны убрать свою военную технику, перестать обстреливать территорию Донецкой и Луганской Народных республик. А Дональд Трамп скажет, что Минские соглашения должна выполнять Россия. Очередной тупик.

– Ничего нового. Но ценность этой встречи может быть именно в психологическом аспекте: лидеры познакомятся друг с другом, увидят друг друга и, возможно, возникнет симпатия – антипатия?

– Здесь интересна позиция политических комментаторов из США, потому что они, конечно, видят в Путине куда более опытного политика, чем Дональд Трамп. И они вспоминают, что у Владимира Путина очень удачно получается проводить первые встречи с американскими президентами. Все-таки для Владимира Путина это уже третий американский президент. Когда он встречался с Бушем, потом с Обамой, первые встречи проходили «на ура». После них американские президенты очень нахваливали Россию, российского лидера и шли даже на какие-то поблажки. Но с течением времени у нас позиции по многим вопросам противоречивые, — и происходил органичный расход. Американские политические комментаторы боятся, что первая встреча пройдет также в пользу Владимира Путина, и он сможет добиться каких-то уступок от американского президента. Например, чтобы из Прибалтики ушли американские войска подальше в Западную Европу, либо по сирийскому кризису он добьется того, что американцы как минимум не должны мешать продвижению САА при поддержке российских ВКС. Мы можем надеяться, что из этой встречи хотя бы на короткий промежуток времени получится какой-то позитивный итог. На это мы можем рассчитывать.

*ИГИЛ — Организация запрещена на территории РФ.

Авторы: Анастасия Алексеева, Равид Гор – Федеральное агентство новостей

Оставить комментарий