Прощай, Бойко!

Почему болгары продолжают эмигрировать из «Острова стабильности», как рекламируют страну местные политики? Вот истории модельера, которая шила одежду для софийских бутиков, но поехала переделывать одежду в Ирландию, и перспективного менеджера, который предпочел расфасовывать мясо на другом конце Европы.

Терминал 2 – место обычайной эвакуации из „Острова стабильности“ Фото: Pixabay.com

Очередная семья говорит «прощай» премьер-министру Бойко Борисову и его экономической стабильности, государству сбалансированных бюджетов, низким, почти никаким, налогам, номинальной социальной политике, которая является путеводным примером для всех западных Балкан!

45-летняя Светла Георгиева и ее 18-летний сын Петр надеются, что сказали «прощай» и вечному сведению концов с концами, приватизаторам, которые превратились в рантье, ростовщикам в спортивных костюмах и мародерам в белых халатах. В начале июля они помахали на прощанье в последний раз немногим провожающим их во втором терминале софийского аэропорта и отправились на другой конец континента, чтобы заново начать свою жизнь.

Светла – швея-модельер. Она работала в ателье, в которых шьют для бутиков и интернет-магазинов. Она не знает, что такое надежная работа, трудовой договор, отпуск, отдых, море…

Петр – выпускник школы, отличник одной из столичных средних школ. Перспективный кадр в сети быстрого питания, которого готовили на должность менеджера. Вместо того, чтобы занять эту должность, он будет расфасовывать мясо в Ирландии.

И если люди как Петр, ввиду своего молодого возраста, более склонны рисковать, то в возрасте Светлы принять подобное решение исключительно трудно.

Человек должен быть

очень разгневанным или отчаявшимся

В данном случае решение было принято не спонтанно, а было хорошо обдуманно и осознанно. Для эвакуации из «острова стабильности» (как рекламируют страну болгарские политики – прим. пер.) взяли верх несколько конкретных обстоятельств, но, в общем, причины коренятся в отсутствии перспектив в Болгарии для людей как Светла. Если использовать сухой профессиональный язык экспертов, решение является результатом политики по отношению к доходам, превращения здравоохранения в торговлю, отсутствия жилищной политики и отсутствия поддержки со стороны государства матерям-одиночкам.

2. Светла в Дублине – „Привет из Ирландии!“ Фото: Барикада

За короткий период времени доходы этой работающей женщины сократились вдвое; ей приходится доплачивать на руки врачу большую сумму денег за неотложную операцию; начинаются проблемы с хозяином квартиры, в которой она живет с двумя сыновьями в городке Бухово в пригородах Софии. Ветхое здание, в котором находится квартира, когда-то было частью ведомственного жилого фонда предприятия «Редкие металлы», но впоследствии часть квартир оказались во владении оффшорных компаний с Кипра и Виргинских островов, за которыми просвечиваются тени политиков «демократического перехода» (но об этом – потом).

А теперь дадим слово самой Светле, потому что вряд ли все можно рассказать лучше нее: «Я привыкла бороться, но уезжаю, потому что я устала жить в отсутствии надежности. Вся моя жизнь протекла в этом русле. И борьба, борьба, борьба…».

Республика Ирландия, где она решила искать больше надежности, также не находится в ряду богатых европейских стран и занимает место среди стран, которые были очень сильно затронуты последним мировым финансовым кризисом. Такие люди как Светла из-за ситуации в Болгарии вынуждены искать место под солнцем даже там, где само солнце показывается реже, климат сильно отличается от болгарского, существует языковой и культурный барьер.

Но если остров, так пусть будет остров, а не какой-то такой вымышленный «остров стабильности и процветания»!

В годы совместного сожительства отношения Светлы с болгарским государством были холодными, даже почти не было отношений. Ни государство не замечало Светлу, ни Светла – его. Швея всегда рассчитывала только на свои руки. Она не получала пособие по безработице, социальную помощь, больничное пособие, пособия на детей и пр. даже тогда, когда она имела право на них. Соответственно, она не платила ни подоходный налог, ни медицинскую страховку. Давно отказалась и голосовать.

«Я не могу быть лояльной к такому государству», – говорит эмигрантка. Соответственно, своей политикой, и государство подсказывает людям как Светла: «Вы мне не нужны, сами справляйтесь, а если не можете справиться, с глаз долой!». И они очень хорошо улавливают этот сигнал.

Несмотря на все, Светла постоянно шутит даже над своим положением. Она говорит, что всегда жила «в подполье», т.е. она всегда работала в теневой экономике. Она жила «в подполье», но и никто ее не искал. Короткое время у нее даже было ателье с вывеской по пошиву и ремонту одежды в центре Софии. «У меня никогда не хватало денег узаконить ателье», признается портниха. Но неужели она была до такой степени невидимой даже для налоговых служб? Светла опять откровенно говорит: «Приходит сотрудница налоговой службы, я сошью ей два платья и – готово!».

С этим ателье связан один из самых драматических эпизодов из ее житейской истории. Этот эпизод совпадает с неполадками в ее личной жизни. Да, конечно, у Светлы были свои житейские и семейные неудачи, она допускала ошибки. Но кто их не допускает? Почти все время она одна воспитывала своих двух сыновей.

Но вернемся к ателье – из ателье пропадает дорогое фирменное пальто, которое портниха должна была переделать.

Как вызвать полицию расследовать кражу,

когда ателье было незаконным?

А владелица пальто требует компенсацию в размере 3000 левов, ни меньше, ни больше. И Светла начинает работать только на выплату компенсации. Пока не увязала в долгах. В какое-то время она почти собирает сумму, но ей не хватало 300 левов. Она берет эти 300 левов взаймы у ростовщика. Через 15 дней Светла не успевает погасить долг, который вырос до 600 левов, ростовщик начисляет штрафные проценты за каждый день задержки и… в один момент долг достигает 12000 левов.

«Я была раздавлена работой, целыми ночами не спала», – рассказывает женщина. Она теряет квартиру, дети спят в ателье, чуть не остаются на улице. Какое-то время живут в панельной квартире, за которую заплатили знакомые. Впоследствии остаются в этой квартире, потому что Светлу спасает неожиданный заказ. В Болгарии идет съемка фильма о гладиаторах, нужны декоративные доспехи и шлемы. Светла успевает их сшить из стеблей конопли. Опускает «доспехи» в стиральную машину, потом заливает их серой краской, для того чтобы они стали «металлическими». От химических препаратов она покрывается сыпью и получает аллергию, от которой страдает и сегодня. Главное, что за эти 15 дней она успевает сделать 8 комплектов за 4000 левов. И снова встать на свои ноги.

Женщина находит работу в центральных ателье Софии. Из-за просрочек банкам и кредитным компаниям Светла не подписывает официальные трудовые договоры – предпочитает работать по гражданскому договору или получать зарплату на руки, чтобы не заблокировали ей зарплату. Иногда она зарабатывает по 1500 левов, иногда – по 2500 левов, работая на дому, иногда зарабатывает и больше, но ценой 20-часового труда. Несмотря на то, хороший ли для нее момент или нет, у Светлы есть свой обычай – она каждый год шьет и дарит по одному костюму на выпускной вечер детям, которые не могут себе позволить купить одежду.

Следующий удар обрушивается на нее в феврале этого года, когда у Светлы появляются сильные боли в желчном пузыре. Приходится удалить желчный пузырь, но перед операцией женщина должна заплатить за свою страховку. «Хорошо, что у Петра были деньги, он сэкономил 2000 левов на машину», – рассказывает его мама. Более 800 левов идут на страховку, а еще 950 левов требуют на руки за операцию. «Гольф», о котором мечтал ее сын, улетучивается окончательно…

Светле сделали операцию в больнице, которую жители Софии называют ИСУЛ, но в данный момент больница является коммерческой компанией, названной именем какой-то царицы или святой (вероятно вы заметили, что чем дальше идет у нас реформа здравоохранения, тем более святыми именами называют фирмы для предоставления услуг в сфере здравоохранения). Да, Светле сделали довольно бескровную операцию, но она не получила ни одного официального документа о времени пребывания в больнице и о медицинском лечении. Что означает только одно –

ее лечили «незаконно»,

хотя у нее уже была медицинская страховка.

Наверное, вы уже чувствуете запах гнили в этой истории – как это получается, что женщина едва сводит концы с концами, а ее сын собирается покупать машину? Тут откроем скобку. Как только речь зайдет о бедности и неравенстве, то обычные эксперты, которые выступают каждый день с телевизионных студий, глубокомысленно чешут свои бороды и отвечают по шаблону: «Да, это проблема, но ключ к решению проблемы – в образовании. Там нужно сосредоточить свои усилия, а не в социальных сферах и им подобных». Так поступила Светла, но это оказалось недостаточным для сносных условий жизни в Болгарии для нее и ее сыновей.

Несмотря на невзгоды жизни, швея успела позаботиться об образовании своих мальчиков. Она им дала лучшее, что могла обеспечить, даже и больше. До известной степени это удивительно, потому что наша система образования сама по себе приводит к неравенству вместо уничтожения следов неравенства. Хорошие школы часто отвергают детей из более бедных семей, в чем вы убедитесь и из этой истории.

Оба сына Светлы отличники. Старший, Петр, был принят в 33-ю среднюю школе, которая известна, как Третья английская гимназия. И еще с первых недель там получает

незабываемый урок, но не связанный

со школьными предметами, а урок жизни.

Учебники по английскому языку довольно дорогие. Мать успевает сразу заплатить за первый учебник, но опаздывает заплатить 30 левов за второй. Классная руководительница вроде бы проявляет понимание до тех пор, пока Петр не задает какой-то вопрос, а учительница говорит перед всем классом: «Пепи, что ты выступаешь, когда твоя мать даже еще не купила тебе учебник?!». На следующий день мальчик идет в школу с нежеланием и с сильной головной болью, мучается еще несколько дней и просит мать перевести его в другую школу.

Так Петр возвращается обратно в 29-ую среднюю школу, в класс, в котором сделан акцент на «управление бизнесом». Это его старая школа, где он еще в 6-ом классе стал лауреатом национального конкурса рисунка под патронажем ЮНИСЕФ. Награду в 2000 евро получает школа, а Петру вручают грамоту и чемоданчик с принадлежностями для рисования.

В 16-летнем возрасте он прекращает тренировки по футболу и остальные дополнительные занятия, потому что учится утром, а после обеда работает в сети быстрого питания. Там настолько впечатлены его умениями, что его так и не отправляют жарить картошку на кухне. На четвертый месяц школьник выполняет управленческую работу, а через еще четыре месяца он уже помощник менеджера ресторана. Он приводит в такой порядок бухгалтерию, как никто до него не сумел. Зарабатывая по 4,80 лева в час, в месяц он получает до 800-900 левов, а однажды – и до 1200 левов.

Цена этих денег, которыми он серьезно помогает семейному бюджету, такова, что у него нет ни субботы, ни воскресенья, ни молодежной жизни. Его готовят на пост менеджера, ждут только окончания школы. Его ожидает золотая вывеска, на которой будет написано его имя. Ему, как ценному кадру, даже обеспечивают такси, которое берет его из Бухово и везет в Софию. Вот откуда у Петра деньги, на которые он собирался купить «Гольф», но ими заплатил за операцию матери.

В это время Светла испытывает серьезные трудности с оплатой аренды и процентов по ней. А в придачу – приходит сообщение, что нужно срочно купить квартиру, в которой они живут, в противном случае следует освободить ее.

Когда Светла арендует квартиру за 200 левов в месяц, в квартире нет элементарного оборудования. Электричество выключено, повреждена электропроводка, почти нет водопровода. Нет раковины и унитаза, вода течет через трубочку. Вот в такую квартиру несколько лет назад переезжает семья матери-одиночки с двумя школьниками. Светле и в голову не приходит мысль подать заявление на получение муниципальной квартиры. Она знает, что таких квартир нет, а если они где-то и есть – то не для них.

Как только она заработает небольшие деньги, она сразу делает какой-то ремонт. Но так как денег никогда не хватает, она вынуждена брать быстрые кредиты. Она постепенно облагораживает квартиру за свой счет и вкладывает в ремонты более 15000 левов. И точно в этот момент получает сообщение, что следует освободить квартиру. Светла уже убеждена, что она

должна не только съехать с квартиры,

но и уехать из страны.

Старший сын согласен уехать с ней. От знакомых она узнает, что в Ирландии требуются рабочие для мясоперерабатывающей промышленности. С ней и с сыном проводят собеседование через болгарского посредника, но только сын получает работу. После того, как знакомятся с историей его матери, ирландцы говорят, что у нее «brave heart» (храброе сердце). Но операция делает ее непригодной для работы, которую ей предлагают. «Моя ирландская мечта развеялась», – рассказывает Светла. – «Но так как в то время я непрерывно следила за сайтом по поиску работы, через несколько дней я просыпаюсь и вижу слова: «Швея, Дублин, Ирландия».

После собеседования по скайпу через два дня она получает работу. Будет работать за 9,55 евро в час. Да, будет жить в другом городе и каждый день будет ездить на работу, у нее будут расходы на транспорт, будет платить за квартиру… Но разве в Болгарии было по-другому?

В Болгарии остается младший сын – 15-летний Тодор. Он пошел по стопам брата – в школе он учится хорошо, работает в той же сети быстрого питания. Но он хочет закончить военное училище и стать офицером или полицейским, чтобы чувствовать себя полезным. Мать, которая в начале разговора говорит жесткие, но справедливые слова в адрес своей страны, поддерживает младшего сына: «Достойно защищать Родину или людей, которые слабее тебя!»

Меньше, чем через месяц после отъезда Светлы в Ирландию, мне попадаются в социальных сетях ее слова, исполненные ностальгией, о месте, которое занимает в ее сердце Болгария. «Несмотря на то, до какой степени ты сильный, и до какой степени ты стремишься смотреть позитивно на жизнь, ностальгия существует…», – говорит по телефону женщина без пессимизма. Она уже работает. Даже поверить трудно, что условия такие же, как и было оговорено. Нет никакого обмана. В Ирландии встретила даже свою коллегу, с которой работали 25 лет назад.

Впервые за много лет Светла не работает в теневой экономике, у нее трудовой договор, она платит налоги и страховки. Единственной причиной того, что она не получила свою первую зарплату в полном размере, является то, что налоги вычитаются предварительно. Она получила и предложение работать в городе, в котором живет. Но предложение – о временной работе в фирмах восточноевропейцев. Она предпочла надежность ирландского работодателя.

Только не осуществились предварительные планы о квартире, которую Светла и Петр собирались снимать вместе со своими знакомыми. Оказалось, что у ирландцев строгие требования к жилищным условиям и к жилой площади, которая полагается каждому человеку. Пришлось снять отдельную квартиру. Но у Петра впервые за несколько лет появилось свободное время и он снова стал играть в футбол.

Основные заказы, которые выполняет Светла, это переделывать старую одежду. Работа нетрудная для опытного, как она, модельера. Ирландцы не похожи на болгар и они не чересчур требовательны к своей одежде, говорит швея. В ателье все к ней относятся нормально, за исключением другой эмигрантки из Восточной Европы, которая является старостой. Эмигранты часто жестоки друг к другу, потому что привыкли конкурировать друг с другом во всем.

Каждое утро работодатель здоровается со Светлой и обменивается несколькими словами с ней. Только ее имя оказывается сложным для ирландцев. Поэтому Светлу называют то Сюзен, то Си Джей. Еда дешевле,чем в Болгарии, рестораны – дорогие. То, что на нее больше всего произвело впечатление – это отсутствие напряжения на улицах, на работе, в транспорте.

«В отличие от Болгарии,

здесь и собаки спокойные»,

– говорит Светла.

Она не потеряла способность превращать все в шутку.

Это история очередных болгарских эмигрантов. Кое-что в этой истории мы рассказали более подробно, а что-то сократили. Кому-то эта история покажется настолько необыкновенной, что даже в какой-то мере и нереалистичной. Нас обвинят в том, что мы сгущаем краски, потому что они не знают таких людей в своем окружении.

Другие не найдут ничего необыкновенного, даже они будут удивляться, что мы уделили этой истории столько времени – разве до сих пор мы жили в каком-то другом мире и вдруг открываем горячую воду?

Наверное, в последнее время вы слышали и о других подобных случаях. Уезжают люди и целые семьи, в зрелом возрасте, даже такие, у которых свое жилье и какая-то постоянная работа, такие, о которых мы даже не предполагали, что когда-нибудь уедут. И которые на данный момент формируют новую, все еще скрытую эмигрантскую волну, о которой станет известно только во время следующей переписи населения. Психологи объясняют ее достижением переломного момента – момента, в котором ты осознаешь, что то, что выглядело временным, стало постоянным, и нет вероятности в ближайшее время изменить его.

Конечно, вы всегда можете обратиться к премьер-министру Бойко Борисову, вице-премьеру Валерию Симеонову, господам Василу Велеву, Кириллу Домусчиеву –председателям работодательских организаций. Они дадут вам более компетентный ответ на вопросы, почему в Болгарии нет рабочих и какие меры следует принять для решения демографического кризиса.

Возьми панели и Трабант… (припев популярной болгарской песни 90-тых годов)

Бухово – маленький городок перед воротами рая, но с немножко с призрачным видом. Находится в 25 км к северо-востоку от центра Софии, входит в административную зону муниципалитета столицы.

На юге – останки комбината «Кремиковци», а на севере, сразу за последними домами, склоны горы Стара Планина. Там где-то опечатаны шахты бывших урановых рудников, вокруг которых в 50-тые годы поселок разрастается и привлекает рабочих со всей страны. Большинство жилых домов и общественных зданий того периода и несут его характерный стиль, но сегодня выглядят ужасающе заброшенными.

Часть бывших рабочих смогли купить квартиры, но другие предпочли остаться арендаторами, рассчитывая на небольшую арендную плату со времен социализма. Так квартиры остаются в активах предприятия «Редкие металлы», но с конца 90-тых годов оно в стадии ликвидации, которая продолжается и до сегодняшних дней. После продажи активов дома отдыха предприятия «Редкие металлы» и часть ведомственных жилищ переходят в руки частной компании «Почивен комплекс – РМ» ООО (название компании в переводе означает «Дома отдыха» — прим. пер.).

На этом и заканчивается период символической аренды, которая увеличивается в 10 раз. Все-таки аренда остается несколько ниже, чем в Софии. Этим и привлекают и других людей, которые работают в столице, но которым трудно устроится в Софии. Новые владельцы не инвестируют в здания и в квартиры, а только собирают аренду. Новые владельцы включают в контракты и пункт о штрафных процентов за несвоевременную уплату, потому что им известно, что арендаторы находятся в затруднительном материальном положении.

Точно в такую квартиру и попадает несколько лет назад Светла Георгиева со своими сыновьями. Тропинка к пику Мургаш начинается прямо с дома, в котором они живут. Отсюда проходят и проезжают любители туризма, маунтинбайка, off-road на мотоциклах, джипах, АТV. Для людей как Светла и Петр, которые работают целыми днями, и по субботам и воскресеньям, достопримечательности природы остаются недоступными.

Хотя Светла никогда не переставала работать, у нее не было сэкономленных денег, и поэтому она не могла принять предложение купить квартиру. В ответ на журналистский вопрос «Барикады», представитель компании «Почивен комплекс-РМ» ООО заявил, что ни на кого из арендаторов не было оказано давление и посоветовал нам поговорить с арендаторами. Разговор с людьми, однако, показал, что проблемы есть, хотя люди боятся и не хотят, чтобы их имена оглашали.

Центр городка Бухово – Музей упадка под открытым небом. Фото: Барикада

 

С момента создания компании «Почивен комплекс-РМ» ООО до 2004 г., она является собственностью пловдивской фирмы «Нивия Трейдинг», которая принадлежит кипрскому офшору «Нивия Лимитид». Потом «Нивия лимитид» становится владением «П.И.Л. Кепитал» ООО, владельцем которой является «Головин Континентал Ес Ей» с Британских Виргинских островов. Только в последние годы в реестрах компании начинают появляться имена болгарских граждан, приближенных к покойному бизнесмену Младену Мутафчийскому.

На данный момент так называемый «Почивен комплекс» («Дом отдыха») является собственностью Илиана Шотлекова, экс-депутата правой партии «Союз демократических сид», и компании «П.И.Л. Кепитал» в лице Станислава Караданова, который в близких отношениях с бывшим вице-премьером Асеном Мичковским.

Просто замечательно, что в начале 90-тых эти люди пели «Возьми панели, Трабант, но оставь мне воздух». Сегодня оказывается, что случилось наоборот – взяли, что смогли, включительно и панели, а воздух оставили таким, как Светла.

Автор: Калин Парванов, «Барикада» (www.baricada.org)

Оригинал статьи: https://baricada.org/2018/08/26/sbogom-boyko/

Перевод: Фонд «Народная дипломатия»

Оставить комментарий