Наталия Таньшина: Переплюнуть Кюстина или «Тайны о России» Фредерика Лакруа

Выступление доктора исторических наук, профессора Н.П. Таньшиной на круглом столе Русского клуба Фонда «Народная дипломатия» в Москве 13 февраля 2019 г.

Как-то по осени, присутствуя на ежегодной встрече историков “Rendez-vous de l’Histoire” во французском Блуа, мне довелось побывать на презентации документального фильма Тани Рахмановой “Spin-doctors”, посвященного кухне создания имиджа президента. Говоря о фильме, режиссер очень верно отметила, что хорошая история — негативная история. Это утверждение прекрасно иллюстрирует ситуация с книгой Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году». Да, книга Кюстина на полтора столетия вперед подмочила репутацию Российской империи, хотя ведь в ней было сказано и много хорошего о России: загляните на выставку «Россия — моя история», там сплошь цитаты из Кюстина. Но некоторые авторы, в погоне за популярностью маркиза, создавали, как сейчас бы сказали, «чернушные» истории о России. Примером такой работы является книга Фредерика Лакруа «Тайны о России. Политическая и нравственная картина Российской империи» (Lacroiх F. Les Mystères de la Russie, tableau politique et moral de l’Empire Russe. Paris, 1845), увидевшая свет в 1845 г., всего через два года после публикации работы Кюстина.

Эту книгу можно анализировать с точки зрения двух жанров: как историческую работу и как политический памфлет. С точки зрения научной работы, эта книга является примером того, как не надо писать историю, (а автор претендует на историчность своего труда). У современных французских историков, с которыми мне доводилось беседовать, книга вызывает  скептическую улыбку, ведь это памфлет! С точки зрения памфлета законы жанра соблюдены, и для массы, склонной не рассуждать, а жить чувствами, эмоциями, книга Лакруа — в самый раз! Это броские лозунги, ожидаемые образы, стереотипы и шаблоны, это то, что на Западе привыкли слышать о России. Показателем читательского спроса являются регулярные переиздания книги.

Однако даже в деле создания одиозного образа важно не переусердствовать. Работа Кюстина стала популярной, на мой взгляд, в том числе и потому, что о России там было сказано не только плохое, но и много хорошего, ведь жизнь не бывает либо только черной, либо только белой. Одного серого, как мы знаем, есть целая сотня, а в палитре Лакруа присутствует только одна краска — радикально-черная, любимый оттенок Кисы Воробьянинова! Его главная и единственная задача — снять маску с России, разоблачить ее «ловкие интриги» и «наглое шарлатанство» (р. 471), показать весь ложный блеск ее кажущейся цивилизации и деспотичность власти ее правителя.

В пропаганде важны повторяющиеся, краткие лозунги, слова-маркеры. Ключевое слово в этой работе — «деспотизм», о чем сразу заявляет автор, и именно исходя из идеи деспотичности власти он строит свою работу и анализирует все слои русского общества (р. 2). Первая глава так и называется: «Деспотизм».

Несмотря на интригующее название книги — «Тайны о России», все секреты автор раскрывает буквально с первой страницы, чтобы дальше только иллюстрировать конкретными примерами основную мысль. Уже из введения мы узнаем про всё и всех в России. Правитель — деспот: «Он самодержец, это значит, что только в себе самом он черпает силу и право управлять. Он есть свой государственный совет и свой сенат. Более того, он глава церкви, представитель Бога на земле, он сам почти Бог. Все существует только посредством его и для него. Он может все создать и все разрушить. Он располагает свободой и жизнью каждого из своих подданных». Подданные, понятное дело, предельно развращены деспотичной властью. Дворянство имеет только четыре привилегии: не получать палочные удары; раздавать эти удары; быть подавляемым императором; душить этого самого императора, когда притеснение становится невыносимым. Духовенство столь же аморально, как и невежественно. Народ — лживый, скрытный, без чувства собственного достоинства, невосприимчивый к издевательствам и преступлениям со стороны деспотичной власти. Ну и далее по списку: законодательство — запутанное; администрация — продажная и сутяжническая; система народного просвещения — смехотворная; торговля — в состоянии стагнации, армия — полностью лишена военного духа, морской флот — блестящая погремушка в руках шарлатана; финансы — в таком состоянии, что их не спасет и все золото Урала. В целом — изъеденный червями эшафот (р. 2). И не пытайтесь найти хоть какие-то добрые слова о России, их в лексиконе автора просто нет!

Если ученый пишет серьезный текст, то, понятно, он не бьет себя в грудь и не кричит, что он и только он знает всю правду, и что его работа — это настоящая сенсация! Это сразу вызывает подозрение не только в нескромности, но и в некоторой, мягко говоря, неадекватности, автора текста. В пропаганде же иное дело. Лакруа буквально на первой странице книги утверждает, что только он провел всесторонний анализ русского общества, прежде всего его властных структур, включая персону самого императора, и поэтому только его книга раскрывает все тайны о России, проникнуть в которые не удалось даже маркизу Кюстину. Напуская еще больше тумана таинственности, автор сообщает читателю, что его книга написана на одном очень серьезном источнике, некоей рукописи, переданной ему одним человеком, долгое время проживавшим в России. Конечно, по законам жанра, имя этого человека не может быть раскрыто, а сам он не может опубликовать работу под своим именем. Более того, в дополнение к этой рукописи в распоряжении Лакруа оказались просто архисекретные документы, которые совершенно неизвестны в Европе! (р. 1).

Если исследователь не стремится навязывать свою точку зрения, и никого особо не обращает в свою веру, ведь читатель сам умный и сам хочет понять, что к чему, то автору пропагандистского памфлета такое свободомыслие не нужно. Лакруа ведет читателя строго в заданном направлении, а текст содержит только лозунги, разоблачения и обвинения! Поменяйте век с ХIХ-го на ХХI-й, измените имена лидеров — и вот вам готовая современная антиросскийская работа со всем джентльменским русофобским набором!

Да и мотивация у автора книги та же, что и у современных русофобски настроенных политиков и журналистов: что-то Россия заметно усиливает свои позиции, пугает старушку-Европу. Соответственно, надо создать крайне неприглядный образ врага, ведь, как пишет Лакруа, «авторитет и вес России в мире будет значительно подорван, если ее престиж «будет окончательно разрушен, и если все увидят, что нация, распираемая от чувства гордости в своем лживом глянце цивилизации, под видимостью блеска скрывает лишь многочисленные хвори и полное бессилие» (р. 4). Как все это знакомо…

Если для историка главное — докопаться до истины, то Феликс Лакруа искал то, что хотел найти, и видел только то, что нужно было увидеть. Он просто выполнял поставленную задачу. Несмотря на заявленную историчность труда, к истории это не имеет никакого отношения. А вот к политической пропаганде — самое непосредственное. И эта работа наглядно демонстрирует, что набор штампов, стереотипов и методов антироссийской пропаганды вовсе не изменился. Расширился лишь охват аудитории и скорость распространения информации. Поэтому и книжка Лакруа постоянно переиздается…

 

Оставить комментарий