«Бандиты Армии Крайовой»: почему Польша не признала свой антисемитизм

Публикация российским Министерством обороны архивных документов к 75-летию освобождения Варшавы вызвала острую ответную реакцию в Польше. Об этом событии сообщили практически все польские медиа, акцентировав внимание на том, что «Россия обвиняет Армию Крайову (АК) в убийствах евреев». При этом многие издания снабдили свои материалы соответствующими заголовками. Обозреватель «Ридуса» разбирался в деталях.

Истерия в польских СМИ

«Россия не перестает плевать в Польшу! Раскрывает документы, в которых обвиняет АК в убийствах украинцев и евреев в 1945 году» — озаглавило свою статью проправительственное издание wPolityce.pl. «Россия плюет дальше! Рассекречивают „документы“, в которых представляет АК как убийц украинцев и евреев» — гласит заголовок портала Telewizja Republika. «Очередная клевета Кремля. Россия рассекретила документы об „освобождении“ Варшавы» — озаглавлена статья в Polskie Radio.

— Антипольская кампания ведется непрерывно. Россия обвинила АК в убийстве оставшихся в Варшаве евреев и украинцев, — пишет интернет-издание rmf24.pl в материале с названием «Очередная пропагандистская атака России. АК убивала оставшихся в Варшаве евреев».

— Это уже не игра слов, это очередные словесные поношения нашей страны, которая якобы является виновной в злодеяниях во Второй мировой войне. Поляки и россияне учили совершенно разную историю, иначе нельзя этого объяснить. На сайте Министерства обороны России размещено множество документов, свидетельствующих о нашей вине, польских злодеяниях или предполагаемых фальсификациях истории, — отмечает популярное издание Super Express в статье «Россия атакует Польшу в важную для Варшавы годовщину».

Из заголовков и содержания статей можно заключить, что польские медиа в первую очередь возмущены обвинениями в убийствах евреев в адрес Армии Крайовой. Стоит, однако, отметить, что архивные документы, опубликованные российским Министерством обороны, отнюдь не открывают здесь Америку, а всего лишь дополняют уже известную информацию о преступлениях АК в отношении евреев.

В Польше знакомы с реальной историей

В 2018 году в Польше вышла книга журналиста Войцеха Лады «Бандиты из Армии Крайовой», в которой сообщается о неоднократных случаях убийств евреев подразделениями этой организации.

По словам автора, свои преступления члены АК обычно объясняли тем, что «евреи симпатизировали Советам и помогали коммунистам, а поляков ненавидели». При этом часто шла речь о ликвидации «коммунистических еврейских банд».

Вот некоторые истории из книги, описанные на страницах польских интернет-изданий.

Бесславными поступками на страницах истории отметились члены подразделения «Белые цвета» полка пехоты легионов Армии Крайовой. По приказу командира отряда лейтенанта Казимежа Ольховика по прозвищу Завиша, 17 августа 1944 года восемь ополченцев убили 50 евреев (включая женщин и детей), которые сбежали из лагеря труда в городе Скаржиско-Каменна. Вещи убитых были отданы Завише, а трупы оставлены непогребенными. Эта группа евреев скрывалась в лесу недалеко от села Секерно (Свентокшиское воеводство), искала помощь и хотела присоединиться к партизанам АК. Также в этом же подразделении «Белые цвета» под видом медицинского обследования было осуществлено выявление евреев среди солдат. Были осмотрены пенисы, и в итоге один ополченец с обрезанной крайней плотью был расстрелян.

Годом ранее партизаны из специального отдела Сектора II АК подокруга Цмелюв застрелили семерых евреев, которых скрывала полька Мария Шуба. До убийства дошло в ее присутствии. Перед убийством поляки требовали от евреев денег.

— <…> Евреи давали, а тот высокий, который стоял около меня, спросил, сколько дали, второй ответил ему на это, что мало, на что евреи ответили, что больше у них уже нет, лишь тогда я услышала выстрелы, — рассказала Шуба.

Из-за денег также был убит Ицка Гринбаум, который скрывался в Хенцинах у гробовщика с 10-летней двоюродной сестрой и тетей. Все знали, что семья располагает ценностями, которые меняют на еду. Перед расстрелом на рынке его жестоко избили и связали веревкой. В этом преступлении участвовал в том числе капитан Эдвард Скробот, который принадлежал к отряду знаменитого Мариана Солтысяка по прозвищу Барабаш. В тот же день капитан также участвовал в убийстве скрывающихся в бункере евреев.

Сам Барабаш признался, что по приказу контрразведки его люди убили семью евреев, которая скрывалась у поляка в Загуже. Среди убитых были три женщины и ребенок.

— Иногда в акциях возмездия были ликвидированы целые семьи с детьми, — объяснил командир, отметив, что «военные не обсуждают приказы».

В селе Гозьдзелин группа пьяных солдат АК в одном из домов поймала скрывавшихся евреев. Они вошли, обыскали евреев и расстреляли их. Как выяснилось позже, один из солдат обучал там своего коллегу стрелять из маузера, используя евреев в качестве мишеней.

Сообщается в книге и об убийствах евреев во время Варшавского восстания. Группа из 14 евреев, включая женщин и детей, пряталась в подвале на улице Твардой, 30, в Варшаве. На этой территории действовала группа из четырех или шести солдат АК, которые фактически создали свою банду, промышлявшую грабежами и вымогательством. Когда они попали на группу евреев в подвале, то расстреляли их и ограбили. Позже часть преступников была предана суду прокуратуры при АК.

Не отличалась Армия Крайова гуманизмом и в отношении своих же соотечественников. В одном из сел была полностью ликвидирована польская семья из шести человек (в том числе и двухлетний ребенок), которую подозревали в доносительстве в гестапо. В городах при ликвидации агентов и предателей часто гибли невиновные. Например, в квартиру бросали гранату, чтобы убить подозреваемого в предательстве, а при этом гибли все находящиеся там люди.

Войцех Лада вспоминает о деятельности в Варшаве Чеслава Мекиньского по прозвищу Гриф Поморски, который помимо работы на контрразведку АК «ради развлечения и наживы терроризировал» часть Южного Средместья города. Жители жаловались, в частности, на оргии и драки, организованные членами его банды. На них привозили заключенных под стражу фольксдойчек. Этих женщин заставляли танцевать голыми.

Кроме того, в АК испытывали просто параноидальный страх перед коммунистами и везде видели угрозу большевизма. В своих рядах там постоянно выискивали коммунистов, масонов, евреев, «жидокоммуну».

В 1944 году по подозрению в связи с коммунистами были убиты члены Бюро информации и пропаганды главной команды АК Людвик Видершал и Ежи Маковецкий. Видершал был объявлен двойным агентом гестапо и Армии Людовой и застрелен как «еврей, масон и коммунист» на глазах у своей беременной жены. Маковецкого вместе с женой вывезли на окраину города, где супруги были расстреляны. Позже вне всяких сомнений было установлено, что ни к коммунизму, ни к России убитые не имели никакого отношения.

Как видно из описанных Войцехом Ладой событий, многие члены Армии Крайовой, возведенной сейчас в Польше в ранг национальных героев, фактически мало чем отличались от обычных бандитов, поэтому неслучайно в советских архивных документах, опубликованных российским Министерством обороны, АК называется «террористической организацией» и говорится о «террористической деятельности подразделений Армии Крайовой в тылу Красной Армии на территории Польши, Белоруссии и Литвы в 1944—1945 годах».

На фоне этих историй не выглядят чем-то из ряда вон выходящим и приведенные в советских документах факты убийства Армией Крайовой оставшихся в Варшаве евреев. Антисемитизм, по сути, был возведен в ранг государственной политики в предвоенной Польше, а позже процветал и в Армии Крайовой.

Однако польские власти вместо того, чтобы признать очевидные вещи, обвиняют Россию в «клевете и фальсификациях» и пытаются обелить своих национальных «героев», от многих из которых вовсю разит антисемитским душком.

Противоречивые мнения экспертов

Обозреватель «Ридуса» попросил прокомментировать тему «антисемитизма АК» представителя левых польских националистов из партии «Смена» Конрада Ренкаса. Журналист не поддерживает действия нынешних польских властей по сносу памятников советским воинам, но в то же время считает, что российской стороне «не нужно идти в сторону антисемитизма АК».

В любой войне, а также войне пропагандистско-исторической, может настать момент, когда одна сторона заходит слишком далеко, делая невозможным заключение мира. Просто одно заявление переходит грани, и вместо холодного расчета, которым следует руководствоваться в таких спорах, появляется ослепляющая ярость. Попытка расширения нынешнего исторического конфликта между Польшей и Россией на тему Армии Крайовой и ее предполагаемого антисемитизма — это, собственно, такая ошибка российской стороны, — считает Конрад Ренкас.

«Армия Крайова является для поляков бесспорным символом патриотизма, кроме того, попытки подрыва этого культа извне неизбежно поставят нападающих в глазах поляков на позиции, идентичные представителям сталинского аппарата репрессий, которые в 1944—1956 годах репрессировали и убивали захваченных членов АК, — считает польский политик. — Для польско-российского диалога это смертельный удар, потому что никто с польской стороны вообще не будет вести с россиянами такой дискуссии. Российские пропагандисты, решившие принять участие в провокации против АК, нашли отличный способ чувствительно отомстить за годы антисоветской пропаганды в Польше, направленной в отношении памяти и легенды Красной Армии. Удар этот болезненный, только, к сожалению, неизвестно чему служащий».

По мнению Ренкаса, очевидно, что во всей этой очередной сцене исторической войны наименьшее значение имеют сами факты, а их подбор создает широкое поле для интерпретаций и манипуляций.

«Чтобы напомнить, однако, хотя бы некоторые основные данные, следует подчеркнуть, что во время Второй мировой войны АК была официальной частью Польских вооруженных сил и, следовательно, была государственным учреждением, подчиненным эмиграционному правительству в Лондоне, — напоминает собеседник „Ридуса“. — Вооруженная и разведывательная вертикаль АК насчитывала более 400 000 человек и поэтому была на оккупированных польских землях намного многочисленнее, чем организации отдельных партий и политических движений, включая националистическое, народное, коммунистическое подполье и советских партизан».

По словам Ренкаса, АК была очень разнородна. «Польские предвоенные активисты из числа либеральной интеллигенции, в значительной степени ассимилировавшиеся польские евреи составляли, в частности, существенную часть аппарата информации и пропаганды АК, — считает польский политик. — В свою очередь, многочисленные католические и националистические активисты, потрясенные столкновением с немецким террором, участвовали в организации помощи евреям, которых сами до войны резко критиковали».

Каждый поляк знает сегодня имя Витольда Пилецкого, члена АК, который добровольно вызвался стать заключенным в Аушвице, чтобы организовать там движение сопротивления, писательницу Зофью Коссак-Щуцкую, создавшую в рядах АК Совет помощи евреям, Жегота, или Яна Мосдорфа, лидера Национально-радикального лагеря, который был убит немцами в Аушвице, в том числе за помощь евреям, — напомнил Ренкас.

«Конечно, в 400-тысячной организации могли быть и были черные овцы — но АК также строго карала любые проявления сотрудничества с немцами, выдачу им евреев, не говоря уже о каких-либо формах грабежей и насилия против еврейского населения, — полагает собеседник „Ридуса“. — Конечно, одни могут сегодня написать: „Наказывали, значит, было за что!“, в то же время как минимум одинаково оправданно мнение „Наказывали, то есть были категорически против!“. В противном случае мы имеем дело с такой же перерисовкой, когда настаивают на том, что в Польше „каждый красноармеец занимался исключительно изнасилованием, сидя на украденном велосипеде, с коллекцией награбленных часов“».

«Если мы дойдем до такого уровня аисторического абсурда — никакого диалога вообще не будет», — заключил Конрад Ренкас.

Тему антисемитизма в АК «Ридусу» также прокомментировал российский политолог Алексей Кочетков.

«В первую очередь следует отметить, что вопрос польско-еврейских отношений во время войны и оккупации, отношений между разными организациями польского антифашистского подполья и евреями, пытавшимися спасти свои жизни, активно обсуждался в польской интеллектуальной и научной среде еще во времена ПНР, задолго до сегодняшнего дня, — отметил собеседник „Ридуса“. — Книга Войцеха Лады, также как и, например, работы Барбары Энгелькинг, — отличные примеры. Сюда же можно добавить нашумевшую книгу Мирослава Тырчика „Города смерти. Соседские погромы евреев“».

Думаю, что честные польские исследователи истории Второй мировой войны в Польше уже давно признали то, о чем пишут упомянутые авторы: что в это ужаснейшее за всю польскую историю время были среди поляков и герои, и убийцы, и те, кто стоял в стороне, и те, кто пытался просто выжить. В качестве примера свежий текст «Российские документы: „Поляки убивали евреев во время восстания“. Правда ли это?» на портале Oko.press леволиберального публициста Адама Лещинского, который пытается объективно отнестись к источникам, представленным Россией, и пишет: убийства евреев, увы, были, хотя изучить подробности нам, может, никогда и не удастся, — полагает Алексей Кочетков.

Однако, по словам Кочеткова, дебаты интеллектуалов, готовых обсуждать разные источники и точки зрения, — это одно. Историческая политика и пропаганда — дело другое. Тут нет места для признания, что в рядах тех подпольных сил, которые считаются в Польше героическими, могли быть и случайные люди, и обычные преступники.

«Пропаганде нужен абсолютный героизм, — говорит собеседник „Ридуса“. — Для широкой публики на протяжении последних тридцати лет создавался образ поляков, которые никогда не сдаются, всегда сражаются за свободу, всегда стоят на стороне добра и никогда не становятся палачами. Те, кто ведет такую историческую политику, не могут согласиться со сведениями о позорных преступлениях поляков. И здесь нет разницы — истерическая реакция имеет место и тогда, когда речь идет об АК, и тогда, когда вспоминаются кровавые преступления „проклятых солдат“ Ромуальда Райса Бурого, руки которых по локоть в крови белорусских крестьян Восточной Польши и Западной Белоруссии».

Но есть, о словам Кочеткова, и «второй момент».

«АК была самой многочисленной силой польского подполья и, без всяких сомнений, является в современной польской мифологии символом польского сопротивления гитлеровскому нацизму, — говорит Алексей Кочетков. — Для большинства поляков память об Армии Крайовой является доказательством того, что польский народ не до конца и не весь подчинился оккупантам, хотя были среди поляков и откровенные коллаборационисты. Тут достаточно вспомнить о бригаде Свентокшистской, которая открыто сражалась на стороне гитлеровцев и которой недавно был открыт памятник в Варшаве, цветы к которому в августе прошлого года возлагал премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий».

«Я думаю, что не удивительно, что полякам сложно принять к сведению, что были и такие, которые, будучи в рядах АК, совершали кровавые преступления. Но у общества все же есть представление, что война — кошмар, и тогда может случиться всякое. С пропагандистами же об этом говорить невозможно», — заключил эксперт.

Сергей Сибиряк, корреспондент «Ридуса» в Польше

 

Оставить комментарий