Вячеслав Бондаренко: Атака снобов

Автор «Сноба» Геворг Мирзаян пылко откликнулся на страницах своего издания на инициативу депутата Константина Затулина о внесении в преамбулу к Конституции России единственного короткого слова – русские. Одно это слово обладает, оказывается, такой силой, что повергло политолога в состояние возмущения и побудило высказаться. А между тем Мирзаян, если судить по его выступлениям на ТВ, — один из немногих российских политологов, ведущих дискуссию спокойно, не забывая об аргументах. Чем же так зацепило его одно-единственное слово?..

Вполне возможно, некое негативное восприятие этого слова осталось в подкорке у автора статьи еще с тех времен, когда на «коллективном Западе» всех выходцев из СССР поголовно именовали «русскими», не обращая внимания на национальную принадлежность. Именно на этом строилась выброшенная (а жаль) из «Мимино» сцена: два японца едут в лифте с героями Мктрчяна и Кикабидзе и говорят друг другу что-то в духе «Смотри, все эти русские на одно лицо». Кому-то такое слышать было смешно, кому-то, наверное, обидно. А у кого-то, видимо, до сих пор просыпается желание тут же настойчиво уточнить: нет-нет, не русские мы, прошу заметить, а (нужное вставить)!..

«Но ведь тут не уточнение, тут – возмущенная, почти яростная реакция: не надо! Более того – нельзя!.. Что можно, Мирзаян уточняет: «Власть должна и дальше внедрять в российское общество понятие наднациональной, гражданской нации «россияне», а также стимулировать россиян связывать свою идентичность прежде всего с ней». Вот прямо так – должна. Как в Югославии времен Тито, где, как известно, категорически приветствовались именно некие «югославы», а не сербы, хорваты или словенцы. «Нельзя позволять им противопоставлять свою этническую нацию наднациональному понятию «россияне», чем грешат сейчас многие русские и другие националисты», — утверждает Мирзаян. Иначе, мол, сразу же дезинтеграция страны, «дома лишимся», как 30 лет назад».

Сразу интересно, а почему это автор статьи такого плохого мнения о своей стране? Вот прямо стоит прописать в Конституции одно-единственное слово «русские» — и все рухнет? Именно в этом причина устойчивости Российской Федерации – в том, что русский народ в ней не обозначен в ее главном документе?.. Это во-первых. А во-вторых, разве что слепой (ну, или идеалист) может сейчас всерьез апеллировать к слову «россияне» в качестве некоего обозначения «наднационального понятия». Всем же ясно, что это – казенная официальщина, от которой за версту несет ельцинской эпохой. И не более того. Да, в истории этого слова было много хорошего (главным образом в XVIII и XIX веках), но потом… Словом, кредит доверия в качестве серьезного политического термина «россияне» давно и безнадежно утратили. Верят в фантом «россиян» разве что Мирзаян и ему подобные. Видимо, само это слово звучит как-то безопасно, беззубо. А вот «русские» — страшно!.. Следующий шаг – это уже «Русские идут!» из арсенала Форрестола…

…В завершение приведу фрагмент замечательной книги «Тоска по Армении», написанной прекрасным прозаиком Юрием Карабчиевским в 1978 году. В этом фрагменте главный герой рассуждает по поводу названия рассказа Уильяма Сарояна «Где бы ты ни был, кричи: я армянин!», примеряя его к разным нациям: «Где бы ты ни был, кричи: я армянин! Прекрасно. Гордо, мужественно, трогательно. Где бы ты ни был, кричи: я русский! Глупо. Русский так русский, чего орать-то. Глупо и — подозрительно. Где бы ты ни был кричи: я еврей! Смешно, пародийно, анекдотично. Да и кто это станет кричать, какой идиот?..»

Глубоко любя творчество Карабчиевского, позволю себе не согласиться с ним: мы подошли-таки к той исторической точке, когда вполне стоит «где бы ты ни был, кричать: я русский!» Ровно ничего глупого в этой фразе нет. И ничего подозрительного. «Гордо, мужественно, трогательно» это звучит по отношению ко всем народам. И есть в этой фразе абсолютно нормальное желание осознавать себя в мире именно тем, кто ты есть, и никем иным. Не «постсоветским человеком», не безликим «россиянином». А именно русским. Или даже так, как писали в начале XIX века, когда наша армия стояла в Париже, — Русским. Не «агрессивным националистом», призрак которого бродит туда-сюда по материалу Мирзаяна. А просто русским. Примерно таким же, как сам Мирзаян – армянин. Никто же не называет его на этом основании «агрессивным армянским националистом»?..

Вячеслав Бондаренко

Телескоп

Оставить комментарий