Готова ли Москва к ослаблению режима самоизоляции?

Материал комментируют: Игорь Шатров и Станислав Бышок

В Москве с 12 мая намерены открыть промышленные предприятия и возобновить стройки. Об этом сообщил мэр столицы Сергей Собянин. Он рассказал о том, что ситуация с коронавирусом в Москве «несколько стабилизировалась»: уже на протяжении двух недель число госпитализаций и тяжелых больных «находится примерно на одном уровне».

В связи с этим столичный градоначальник заявил, что с 12 мая в Москве можно будет открыть промышленные предприятия и возобновить стройки.

В том числе будет возобновлено строительство дорог, школ, детских садов и других «необходимых городу объектов». По словам мэра, возобновление работы строительных компаний позволит 500 тыс. москвичей получить полноценную работу.

При этом Собянин подчеркнул, что на предприятиях будет соблюдаться санитарно-эпидемиологический режим. По словам мэра, в нынешних условиях это наименее опасно, так как сотрудники промышленных предприятий практически не контактируют с потребителями и там проще обеспечить соблюдение санитарно-эпидемиологического режима.

Кроме того, он отметил, что это не означает, что режим самоизоляции в столице будет ослаблен, и ограничения для магазинов и ресторанов должны оставаться жесткими. В том случае, если их сейчас открыть, подчеркнул мэр, в столице может резко вырасти число заразившихся.

«Пока та ситуация, которую мы наблюдаем, не дает возможности открытия сферы услуг, быта и так далее. Но это дает нам возможность принять решение и с 12 мая разрешить работу не части промпредприятий, как сейчас, а всех промышленных предприятий», — заявил Собянин.

Напомним, 10 апреля в Москве остановились все стройки. Как сообщил тогда Собянин, в столице с 13 по 19 апреля разрешено строительство только объектов медицинского назначения, метро, железнодорожного, наземного общественного транспорта и аэропортов. Позднее эта мера неоднократно продлевалась.

Данное решение вызвало шквал критики представителей отрасли. Так президент девелоперской компании «Интеко» Александр Николаев в интервью РБК предположил, что запрет работать на стройках в Москве может вызвать криминогенные последствия, в первую очередь, среди гастарбайтеров. Он рассказал, что на столичных стройплощадках трудится около 1,5 миллиона человек, большинство из которых — приезжие из других стран, которые оказались сейчас в трудном положении. После остановки работ они вынуждены сутки проводить в комнатах общежития площадью 25 квадратных метров, где раньше только ночевали. По словам Николаева, такая ситуация напоминает пороховую бочку.

Очевидно, что возобновление работы строек снизит эти риски. Однако создаст другие. Ведь как можно изолировать стройки? Чтобы организовать процесс, туда должны приезжать машины со стройматериалами, эти машины потом по всему городу разъезжаются. В первую очередь — на склады, на которых тоже работают люди. Причем среди складских рабочих и сотрудников транспортных компаний уже немало москвичей, значит, зараза будет расползаться по столице.

Кроме того, стоит помнить о том, что среди гастарбайтеров немало не только приезжих из стран СНГ, но и россиян из разных регионов, которые потом поедут домой, везя с собой не только честно заработанные деньги, но COVID-19.

В общем, вопросов больше, чем ответов.

Понятно, что на Собянина давят строительные фирмы, которые понабрали кредитов, а на них, в свою очередь, давят банки. Не пойти им навстречу нельзя. Но не окажется ли тогда, что все усилия пойдут прахом, и борьбу с коронавирусом придется начинать заново?

— Строительство создает в экономике мультипликативный эффект, — уверен руководитель Экспертного совета Фонда стратегического развития Игорь Шатров.

— В строительный процесс включаются цепочки смежников. А на предприятиях по производству стройматериалов, сантехники и электрооборудования, стекольных и трубных заводах работают не только гастарбайтеры. Сотни предприятий в Москве и регионах поставляют свою продукцию на каждую стройплощадку.

«СП»: — Как стройку изолировать?

— Риск, согласен, огромен. Но рано или поздно пришлось бы на него пойти. Если эксперимент провалится, стройки придется снова закрывать. Напомню, что на региональном уровне уже предпринималась попытка возобновить строительство, но потом было принято решение в Москве продолжать работы только на важных инфраструктурных объектах, транспортное строительство и возведение медицинских учреждений.

Все это время, например, не прерывалось строительство метро, в апреле возвели с нуля инфекционную клинику в Новой Москве. Я думаю, опыт работы на этих объектах внушил надежду на то, что соблюдение санитарно-гигиенических противоэпидемических мер на строительных объектах возможно. К тому же руководителям подрядных организаций вменяется в обязанность регулярное выборочное тестирование строителей.

«СП»: — Среди гастарбайтеров не только гости из ближнего зарубежья, но есть и из Чувашии, Удмуртии и т. д. Они потом домой поедут. Кто их там будет на карантин сажать? Они же в массе своей по серой схеме работают…

— Не будем преувеличивать объемы серой экономики. К тому же карантин для приехавших из Москвы из другого региона сейчас обязателен в большинстве субъектов Федерации. Неважно, с московской стройки или с похорон родственника вы приехали — пожалуйте на 14 дней в обсерватор. Новые правила нового мира.

«СП»: — Насколько вынуждена эта мера? Понятно, что на Собянина давит строительное лобби, он никуда от них не денется. Им ввод объектов нужен, они под это брали кредиты в банках. И если завтра все гастарбайтеры разбегутся, то достраивать объекты просто некому будет.

— Это откровенное передергивание. А представители других отраслей на него не давят? Напоминаю, что речь идет не о запуске строек, а о запуске всей, повторяю — всей промышленности Москвы. Те, кто по роду деятельности могут находиться дома, разного рода офисные работники, в том числе и сотрудники строительных компаний, останутся на удаленке. Но те отрасли и виды деятельности внутри отраслей, в которых работа в онлайн-режиме невозможна, будут работать в офлайне.

«СП»: — Как на этом фоне выглядит запрет гулять простым москвичам? Не слишком ли?

— На стройке, на любом предприятии, есть с кого спросить. Бригадира, начальника цеха можно обязать контролировать масочный и перчаточный режим, руководитель способен отправить сотрудника на больничный при малейшем подозрении на заболевание.

А кто будет контролировать сотни тысяч, миллионы вышедших на прогулку москвичей? Полиция? Не смешно! Несколько десятков тысяч полицейских и росгвардейцев, которые сейчас работают на улицах Москвы, не способны проследить, на каждом ли из нескольких миллионов гуляющих москвичей есть маска и перчатки, как близко люди подходят друг к другу и т. д., и т. п. Силовики с трудом сейчас нарушителей успевают вылавливать из парков. К сожалению, у нас пока не сформировалась культура проживания в кондоминиумах, где есть старший ответственный человек, который мог бы взять на себя подобный контроль, составив, например, поквартирный график прогулок. А надежд на личную сознательность, увы, мало. Поэтому из плохого и очень плохого выбрано плохое.

— И точка входа, и точка выхода из режима максимальной готовности — это произвольные даты, устанавливаемые властями, исходя из ряда соображений, включая как рекомендации медиков, так и интересы бизнеса, — считает исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Некоторые стройки не прекращали работу в столице на протяжении всего времени самоизоляции, с 12 мая к ним присоединяются все остальные. Затем, согласно мэру Собянину, будут открываться предприятия сферы услуг и общепита.

Не будучи ни специалистом сфере логистики, ни эпидемиологом, можно предположить, что стройки в отличие, к примеру, от предприятий общепита — это всё-таки относительно замкнутые системы. Хоть сто человек там работает, хоть миллион, всегда есть возможность отследить передвижение и круг общения конкретного человека и при необходимости, если случилось заболевание, определить потенциальных заражённых.

Другое дело — кафе или ресторан, где помимо сотрудников циркулирует огромное множество людей, никак друг с другом не связанных. При отсутствии такой же близкой к идеальной системы камер наблюдения, как в Южной Корее, в Москве выявить потенциальных заражённых, наверное, существенно сложнее.

Некоторые прогнозы указывают на возможность второй вспышки коронавируса в страновом или мировом масштабе. Вместе с тем мир ещё не настолько цифровизировался, чтобы люди продолжали месяцы жить в режиме самоизоляции, выжидая момент, когда возможность возвращения пандемии будет равна нулю.

Постепенный выход из режима повышенной готовности как раз и направлен, как нам говорят, на то, чтобы избежать возможных осложнений. Гарантировать же их отсутствие вряд ли кто-то может.

 «СП»: — Если пойдет новый виток эпидемии, что тогда? Снова все с начала начинать? Может, не стоило вообще проводить этот эксперимент с закрытием строек?

— Пример из жизни. 9 мая по делам прошёлся до противоположной окраины района и обратно. На улицах было достаточно много — по меркам самоизоляции — людей. В масках из них были от силы один из шести, причём среди тех, кто носил маску, в лучшем случае у каждого второго были ещё и надеты перчатки. Кто будет виноват, если люди заразятся? Виноватых-то, конечно, найдут, но вопрос в том, кто заставляет людей не соблюдать элементарные правила антивирусной безопасности, рекомендуемые медиками? Вопрос повисает в воздухе.

Хотя в последние дни говорят о выходе показателей новых случаев заражения на плато, власти предпринимают вполне видимые меры на случай нового витка — занимаются оборудованием временных госпиталей на территории торгово-выставочных площадей. Так что даже при плохом сценарии развития пандемии Россия будет довольно неплохо подготовлена к отражению второй атаки.

Главное — чтобы размороженные стройки не сводились к перекладыванию асфальта, плитки и бордюров в тех местах, где этого не требуется. Есть у московских властей такая мания.

Свободная Пресса

 

Оставить комментарий