Заглянем в будущее: Евразийский союз через 10 лет, опасения и надежды

Испытание человечества пандемией коронавируса обнажило давно накапливаемые проблемы в мировом масштабе в социальном, экономическом и идеологическом плане. Но, в тоже время, коронавирусная пандемия явилась своеобразной встряской, которая оказала во многом отрезвляющее действие и помогла увидеть истинный порядок вещей, где-то — неактуальность многих устоявшихся концепций или необходимость срочных глубинных изменений в общественных институтах и образованиях.

5 июня 2020 г. в рамах реализации Международного проекта в сфере публичной дипломатии «Точки роста», который реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов, состоялся дискуссионный круглый стол в формате видеоконференции «Мир после коронавируса – Евразийская повестка 2030». Организаторами и модераторами мероприятия выступили Институт Русского зарубежья в лице Сергея Пантелеева от российской стороны и Ассоциация «Содействие развитию интеграции, международному социально-культурному и деловому сотрудничеству» в лице Сергея Луща со стороны Белоруссии.

Сергей Пантелеев предложил экспертам и молодежным лидерам заглянуть в будущее и попытаться спрогнозировать каким будет через 10 лет Евразийский союз, с какими рисками и вызовами столкнулся ЕАЭС в связи с пандемией и может столкнутся в будущем, а также какова роль современной молодежи в евразийской интеграции.

В видеоконференции «Мир после коронавируса – Евразийская повестка 2030» приняли участие известные эксперты-политологи и аналитики, а также представители различных молодежных общественных объединений из России, Белоруссии, Армении.

В ходе обсуждения известный политолог, профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев высказал наблюдение, что экономика, как неожиданно парадоксально показала жизнь, не является ключевым фокусом всех изменений, а главные изменения в мире происходят сейчас в социальных процессах и в настоящее время идет борьба за новую социальность.

Также эксперт указал, что идеология, несмотря на то, что многие так не думали, оказывается, имеет важное значение: «Идеология будет одним из важнейших факторов, который определит способность той или иной политической элиты на национальном уровне выйти из мирового кризиса. За счет экономики из этого кризиса не выйдет ни одна национальная элита». А также добавил, что кризис обнажил проблему слабого вовлечения молодежи в социальную жизнь во всем мире.

Дмитрий Евстафьев акцентировал: «Евразийство как бюрократическая концепция умерло. Нам нужно превратить евразийство в практическую концепцию. Практическое евразийство – это осуществление социально-значимых проектов в поле. Где будет расти и зарабатывать, развиваться профессионально и социально молодежь. У нас может и не быть другого будущего, кроме как через евразийство, через евразийскую интеграцию».

Петр Петровский, научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, сопредседатель редакционного совета аналитического портала «Евразия.Эксперт», обозначил, что в евразийской интеграции изначально существуют базовые диалектические противоречия. Во-первых, это диалектическое противоречие между сувереном, суверенитетом и капиталом. Во-вторых, это конкуренция интеграционных проектов Евразии. В-третьих, это противоречие технологии и сырья. А также встает проблема расстановки сил в Евразийском союзе: кто будет ядром, а кто будет периферией, и где каждый участник Евразийского союза, сообразно этому, будет находиться.

Эксперт Российского совета по международным делам Александр Гущин отметил, что сырьевая модель развития, которая сегодня господствует на евразийском пространстве, имеет очень серьезные ограничения. Необходимо делать упор на производственное развитие, на производственную кооперацию, на создание внутри региональных циклов и цепочек добавленной стоимости. Социальное и экономическое развитие в евразийстве должно идти параллельно и это очень важно. В то же время аналитик считает, что существующая сейчас «как бы неофеодализация элит, является проблемным элементом евразийского развития». В настоящий момент в Евразийском союзе уже назрела острая необходимость решать вопросы с нетарифными ограничениями внутри евразийского пространства, создание единого сельскохозяйственного и энергетического рынка, развитие перерабатывающих отраслей, промышленной и транспортной инфраструктуры, решение вопросов технического регламента. «Понимание будущего России только в национальных рамках было бы ошибкой, транслирование себя через региональную концепцию было бы более правильным и кризис, в связи с пандемией коронавируса, подтверждает это видение», — подытожил Александр Гущин.

Известный философ и политолог, доцент философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова Борис Межуев обратил внимание на момент персонализации процессов. «Каждая идея для нас, славян, имеет какое-то личное воплощение, то есть, евразийское воплощение должно иметь какое-то конкретное лицо», — то, чего, по мнению эксперта, пока нет. И если ранее евразийство имело воплощение в лице Чингис-Хана, что сегодня вызывает скорее негативные коннотации, то, например, фигура Достоевского, как символа евразийства, может, по мнению философа, позитивно повлиять на его имидж.

Борис Межуев считает, что необходимо пересмотреть смысл понимания того, что мы вкладываем в понятие глобализации, так как в прежнем понимании оно начинает уходить из лексикона. Сейчас происходит разделение мира на военно-хозяйственные блоки. На смену одной идеологической концепции приходит другая. И в этом ключе привлекательность и жизнеспособность евразийской парадигмы будет крайне важна и стоит думать в данном направлении. Вопрос молодежи и будущего в этой связи представляется одним из важных факторов успешного развития евразийской интеграции.

Политический аналитик из Армении Айк Халатян, говоря о Евразийском союзе через 10 лет, отметил, что он должен бы таким же мощным экономически, как ЕС, должен более тесно сотрудничать в военно-технической сфере, как НАТО, и проводить более глубоко консолидированную политику. По мнению эксперта, риски недостижения такого будущего связаны с тем, что политические системы стран ЕАЭС слишком зависят от персонификации власти, от решений одного человека. Соответственно, интеграция должна идти по всем направлениям, чтобы не зависеть от субъективных факторов.

Известный белорусский политический аналитик Юрий Шевцов отметил, что самое главное наследие, которое имеет молодежь России как минимум до 2030 года — это военная безопасность России и союзных с ней стран: « Под защитой этого щита можно примерно прогнозировать вызовы, с которыми мы должны справится, имея эту стратегическую, принципиально важную защиту».

«Глобальное потепление высвобождает громадные ресурсы в тех регионах, которые были труднодоступны или вообще не доступны для эксплуатации. Вместе с получением ресурсов Арктики, Россия получает беспрецедентные инструменты влияния на мир, которых нет ни у одной другой страны в мире», — заявил Юрий Шевцов.

Обращаясь к молодым участникам конференции, политолог отметил: «Я полагаю, что молодому поколению, прежде всего, надо ориентироваться на такую перспективу – в течение 10 лет вы должны дорасти до своих 40-45 лет, когда вы достигнете социального уровня, который даст вам доступ к управлению обществом. Вот на этом уровне вам надо будет решать проблемы, которые появятся вот там, через 10 лет, и использовать те возможности, которые будут новыми, более мощными, чем те, которыми обладаем мы, наше поколение сегодня».

Другой белорусский политолог, Алексей Дзермант, возглавляющий центр изучения и развития континентальной интеграции «Северная Евразия», выдвинул идею мегарегиона «Балтийская Русь» (Санкт-Петербург—Новгород—Псков—Витебск—Полоцк—Минск—Калининград). Говоря о будущем Евразийского союза он отметил, что надо учитывать, что Евразийский проект – это очень большой проект и он, конечно же, должен рассматриваться как проект, внутри которого есть отдельные цельные межрегиональные объединения, которые связаны между собой экономически, социально, культурно и духовно. Такие внутрирегиональные формирования могли бы стать драйверами развития Евразии в целом.

Станислав Бышок, политолог, исполнительный директор Мониторинговой организации CIS-EMO, задался вопросом «есть ли у Евразийского союза позитивный образ настоящего?» и высказал мысль о необходимости ребрендинга Евразийского союза, а также подключения к этому проекту молодежи, что откроет им возможность включиться в политическую, экономическую, идеологическую дискуссии в отношении интеграции.

Политолог призвал использовать интеграционный опыт ЕС и отметил, что капиталистические США и коммунистический Китай – не настолько антагонистичны, как это было раньше. «Мы развиваемся в мире интегрированном, так как в экономическом плане большие и сильные страны похожи друг на друга. Не нужно изобретать велосипед – надо брать и пользоваться, — подчеркнул эксперт.

Доктор исторических наук, доцент кафедры истории России XIX — начала XX в. исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Федор Гайда обратил внимание на то, что евразийское пространство — самое большое и самое древнее сложившееся пространство в мире. Ближайшая перспектива внутри Евразийского союза, по мнению Фёдора Гайды, будет связана и с политической интеграцией, в этом прямо заинтересованы не самые сильные участники союза. В каком-то смысле, считает ученый, политическая интеграция внутри союза будет своеобразным балансом экономической интеграции. По его мнению, главный тезис, который должен работать в отношении молодежи – мы живем в мире, который развивается всё динамичнее и динамичнее, и это дает хорошие перспективы для молодых людей. Но, подчеркивает Федор Гайда, необходимо учитывать, что никогда, ни одно поколение не делало прорыва, если оно рассчитывало, в первую очередь, на социальные стандарты – прорыв делают те, кто рассчитывает изначально на волю и творческий порыв.

Политолог, директор Балтийского исследовательского медиа-центра, обозреватель аналитического портала RuBaltic.ru Александр Носович обратил внимание на то, что, в отличие от евроатлантической интеграции, евразийская интеграция не обрекает бывшие советские республики на участь периферии. «Восточные интеграционные проекты создают возможности. Они не идеальны, но по сравнению со странами, выбравшими присоединение к западному интеграционному формату, как Украина или Молдова, страны ЕАЭС имеют возможности прорыва в ХХI век», — подчеркнул он.

Заместитель исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова Роман Гришенин подвел итоги «экспертного блока» мероприятия. Он рассказал, что анализ заявок на гранты, поступающие в Фонд, говорит о том, что около 50% заявок связаны с темой евразийской интеграции и более 80 % из них идут от молодежных организаций. «Таким образом, чисто статистически можно сделать вывод, что молодежи евразийская интеграция нужна», — подчеркнул Роман Гришенин. Что же касается ответа на вопрос «нужна ли молодежь евразийской интеграции», то, по мнению эксперта, «молодежь нужна хотя бы потому, что именно она может справиться с одной из ключевых проблем интеграции – слабой медийностью и отсутствием гласности».

Мнение молодых людей в дискуссии было однозначным: они готовы участвовать в реальных, честных и полезных им проектах, которые будут нацелены на образование, работу или развитие бизнеса. Но проекты должны давать ощутимый, видимый результат, не быть бюрократическими и проведёнными для «видимости» и «галочки». А также участие в евразийских проектах должно стать более престижным, более выгодным для молодых людей, чем, допустим, участие в европейских проектах. В реализации проектов в социальной, гуманитарной и экономической направленностях должна, безусловно, сохраняться связь поколений, без этой связи ни один проект не будет полноценным – только тогда опыт, знания и энергия дадут результат, устраивающий всех.

Сергей Пантелеев, директор Института Русского зарубежья, в своем заключительном слове сказал: «Я бы хотел, чтобы через 10 лет евразийское пространство стало тем пространством, в котором нам всем хотелось бы жить с нашими детьми и хотелось бы передать это пространство нашим детям для дальнейшего развития. Мы хотим, чтобы наши дети были умными и поэтому это должно быть умное пространство. Поэтому если экономика, то это должна быть экономика знаний. Также я бы хотел, чтобы это было пространство свободных и мыслящих людей, поэтому здесь без университетов как связующих центров сложно обойтись…».

Коснувшись особенностей российской политической культуры, в которой традиционно определяющее место занимает государственная вертикаль, Сергей Пантелеев отметил, что с точки зрения евразийского пространства, Россия при этом является страной, наиболее связанной с потенциалом развития горизонтального начала. Таким образом, по мнению эксперта, именно от России сейчас очень многое зависит с точки зрения востребованности социальных инициатив, рождающихся на уровне народной горизонтали, так как «без гражданского общества, без горизонтального начала, невозможна экономика знаний».

«Я уверен, что евразийской интеграции нужна молодежь. И нужны реальные, честные мероприятия и проекты, в которых молодежь и будет задействована. Такие мероприятия, помимо прочего, и будут теми точками роста, которые в дальнейшем смогут создать то евразийское пространство, в котором нам всем захочется жить и развиваться», — резюмировал Сергей Пантелеев.

Видеоконференция «Мир после коронавируса – Евразийская повестка 2030» показалась мне живой и очень интересной, открытость и точность глубоких и многогранных ответов экспертов вызвала искреннее восхищение. Созданная организаторами общая доброжелательная атмосфера, полагаю, позволила молодым людям, участвовавшим в дискуссии, узнать много нового, приобрести бесценный опыт подобного общения с людьми, являющимися интеллектуальной элитой нашего общества и попробовать реально оценить свои силы уже сейчас: готовы ли они перенять эстафету от предыдущего поколения, смогут ли сохранить наш мир, наши традиции, сделать наш мир более справедливым и счастливым.

Юлия Сергеева, для портала RUSSKIE.ORG

Оставить комментарий