К чему приведет смена тактик Лукашенко и оппозиции – прогноз экспертов

Какие ошибки допустили стороны внутриполитического конфликта, что за психологическая игра идет сейчас между властью и оппозицией и как будут развиваться события в Беларуси дальше? Читайте в обзоре мнений политических аналитиков.

Беларусь почти три недели не сходит с международной повестки дня: за массовыми протестами и митингами, начавшимися после подведения итогов президентских выборов в стране, сегодня следят все.

Российские политологи – не исключение. Своими прогнозами по дальнейшему развитию ситуации в Беларуси они поделились со Sputnik.

Все наоборот

Сейчас события в Беларуси развиваются по мирному сценарию, считает исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

«То есть получилась обратная динамика: в первые две ночи были жесткие столкновения, а затем все перешло в мирные митинги и не совсем активные, но понятные шаги со стороны власти к консолидации общества. Например, протестующих активистов задерживают не на какие-то астрономические сроки, а на десять суток», – говорит он.

В свою очередь сделала выводы и оппозиция. Как считает эксперт, протестующие поняли: накатом власть не возьмешь, да и подходящего лидера у них нет, поскольку Светлана Тихановская – руководитель символический. И отчасти этот фактор помог действующему президенту Александру Лукашенко остаться у власти.

«В какой-то временной отрезок казалось, что он «зашатался», что он на грани ухода. Но, как мы видим, этого не случилось, потому что Лукашенко смог выстроить лояльную вертикаль по отношению к себе. А еще во многом потому, что у оппозиции нет объединяющей силы. Есть только лидер, который находится в Литве и сам заявляет, что не хочет быть президентом, просто проведет новые выборы», – поясняет Бышок.

Белорусские власти пока удерживают ситуацию под контролем, считает проректор Государственного академического университета гуманитарных наук по международной деятельности Вячеслав Сутырин. Тем не менее пусть забастовки не стали массовыми, но они происходят, в том числе на стратегических предприятиях республики. «Поэтому ситуация по-прежнему неустойчивая. Для ее стабилизации нужен общенациональный диалог», – говорит эксперт.

Новая стратегия Лукашенко

Лукашенко выбрал в качестве новой стратегии именно диалог, однако в правовом поле, эту тактику можно назвать комбинированной, отмечает профессор НИУ «Высшая школа экономики» Леонид Поляков.

«Всегда наступает точка перелома – власть либо решается на насилие, либо нет. Был опробован этот метод, но результата не было, это только обозлило людей. Тогда он пошел по более гибкому пути и перевел все в режим вопросов», – объясняет профессор.

Лукашенко во время протестов прилетел в резиденцию с автоматом в руках

Вопросы, которые президент задает оппозиции, по мнению Полякова, в целом звучат так: насколько законно то, что делают протестующие? И насколько незаконно то, что делает он сам?

«Люди в оппозиции говорят: «Мы мирный протест, мы не хотим стычек, конфронтации и крови». А Лукашенко слушает и говорит: «Хорошо, вы не хотите ничего. Но то, что вы делаете, – это же потенциальный государственный переворот!» – говорит эксперт. – И действительно, массовые акции – несанкционированные. По заключению Верховного суда Беларуси, нет оснований признать выборы несостоявшимися. И что делать оппозиции? Поэтому при нынешней тактике у Лукашенко больше шансов».

Нечеткая координация

С психологической точки зрения действующая власть и оппозиция играют в перетягивание каната, считает Поляков. И хотя Евросоюз встал на сторону протестующих, электорат Беларуси отличается высокой образованностью. Население республики живет преимущественно в городах и анализирует происходящее, глядя на действия оппозиции. А они вызывают вопросы, утверждает Бышок.

«Тот же Координационный совет не совсем понятен как организация в плане статуса. С одной стороны, он не говорит о себе как о правительстве в изгнании, с другой – берет на себя функции трансфера власти. Велик риск, что в будущем совет погрязнет в формализме и станет дискуссионным клубом для оппозиции», – говорит он.

По мнению эксперта, власти Беларуси воспринимают этот совет как угрозу. Но сама организация просто позиционирует себя как орган, способствующий демократизации, а в этой формулировке нет конкретики. Неудивительно, что рядовой избиратель задумывается: а будет ли Координационный совет функционален вообще?

У всех проблемы с имиджем

Лукашенко и Тихановскую принято считать совершенно разными. Но если присмотреться, они оба делают ставку на одну и ту же деталь – простоту, полагает профессор Поляков. По его мнению, Лукашенко выбрал образ «человека из народа», а Тихановская – имидж простой домохозяйки, жены и матери, и он вызывает огромную симпатию в женском электорате. А гендерный принцип важен в ходе современных выборов.

«Вообще, революция без крови – это уже привилегия женщины. Не случайны сцены, когда девушки обнимают омоновцев, дарят цветы. Это попытка мягко, по-женски разрешить конфликт. Но у Тихановской отсутствует волевое начало, и я не уверен, что она сможет компенсировать этот недостаток. Массе нужен лидер, который выходит и говорит, что знает, куда мы идем и как мы этого добьемся», – говорит эксперт.

При этом Тихановская быстро учится, отмечает Бышок.

«На первых митингах она читала речь по бумажке. А сейчас, общаясь с политиками и журналистами, она явно чувствует себя более уверенно», – говорит он.

Однако сейчас на ее фоне выделяется другая, более яркая женщина-политик – координатор штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова. Неясно, за кем из них последует оппозиция в дальнейшем.

«Белорусская оппозиция – это разрозненный термин, потому что часть ее сил выступает за Союзное государство, а часть хочет уменьшить притяжение Беларуси и России», – поясняет Бышок.

Однако у оппозиционеров есть один плюс – за них выступает поколение от 20 до 40 лет. Лукашенко же ориентируется на старшее население, уточняет Поляков. «Судя по лицам на митингах в поддержку Лукашенко, это в основном люди за 50-60. Они прошли через сложные 90-е», – говорит эксперт.

А к молодежи тем временем нужен другой подход – язык социальных сетей и мессенджеров, которые Лукашенко совсем упустил из виду, считает Поляков. Он отмечает, что главе республики стоит расширить аудиторию: «Молодежи нужны гарантии ясного будущего, сейчас она не видит перспектив».

Какими будут шаги России?

И белорусы, и россияне ждали от властей РФ однозначной реакции. Однако Россия выбрала дипломатию, говорит Поляков – по принципу «наблюдаем, но настаиваем, что никто не должен вмешиваться в происходящее».

Впрочем, сейчас Россия находится на удивительно хорошей позиции, считает Бышок. «Лукашенко говорит о сохранении Союзного государства, и даже оппозиция сменила тактику и язык. Заметьте, белорусская оппозиция стала русскоязычной. Сторонники прозападного вектора тоже считают, что уже заключенные соглашения с Россией надо исполнять. Светлану Алексиевич, например, трудно заподозрить в симпатии к России, но даже она заявила, что надо обратиться, в том числе, и к Москве за помощью в разрешении белорусского кризиса», – заявил политолог.

Чем завершится противостояние сторон, говорить рано, полагает ведущий эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Алексей Кузьмин.

«Самый правильный выход – это глубокая конституционная реформа. Вопрос лишь, как ее проводить. После реформы все могло бы успокоиться. Это предложение в принципе лежит на столе. Важно не совершить тактических ошибок», – заключил эксперт.

Sputnik

 

2 комментария

  1. Моя дочурка Юстина обожает смотреть мульты. Однако, что дивно. Как только я сажусь за Ваш портал, она запамятывает про них и усаживается ко мне, чтобы также усладиться чтивом. Большое спасибо заинтересные подборки.

Оставить комментарий