Портфельная монополия: почему у руля ЕС так мало восточноевропейцев

По числу мест в системе органов Евросоюза страны Западной Европы много лет занимают доминирующее положение, потеснив Центральную и Восточную Европу в вопросах принятия ключевых решений. Однако и экономический вклад данного региона в ЕС такой же скромный.

Страны Центральной и Восточной Европы недостаточно представлены в ведущих органах Европейского союза, что может значительно снизить поддержку институтов, ценностей и политики организации в регионе. К такому выводу пришли исследователи компании European Democracy Consulting.

Действительно, большая часть (60%) всех назначений и совокупных сроков мандатов в ЕС приходится на представителей стран Западной Европы. Более того, выходцы из западной части Европы получают наиболее весомые политические должности.

Ситуация не изменилась даже после расширения организации за счет Восточного блока в 2004 году. В течение последних десяти лет Западная Европа стабильно продолжает получать более 50% всех назначений в Евросоюзе.

На втором месте по числу представителей в ЕС располагаются страны Южной Европы. В руках этого региона сконцентрировано около 25% всех назначений организации, и его доля в европейской системе власти только растет. Пять основных должностей в ЕС также занимают представители Западной и Южной Европы.

Страны Северной Европы находятся на третьем месте (около 7%) по количеству должностей и сроку полномочий.

Наконец, Центральная и Восточная Европа в последние годы могла рассчитывать лишь на 5–7% от всех должностей в ЕС. Каждая из стран получает лишь 2,5% назначений. Предлагаемые Центрально-Восточной Европе посты, как правило, созданы для выполнения конкретных задач и имеют меньшее политическое влияние.

При этом предполагается, что каждый из пяти регионов должен иметь равные возможности с остальными, основываясь на «отметке равенства» в 20%.

Таким образом, европейские страны с точки зрения географии и численности населения неравномерно представлены в законодательных и исполнительных органах власти ЕС.

Когда хвост хочет вилять собакой

Исполнительный директор международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок в разговоре с Baltnews поделился мнением, что такой дисбаланс в распределении парламентских мест отчасти связан с тем, что сами государства Центральной и Восточной Европы были не против того, чтобы их интересы представляли страны-лидеры организации.

«Это правда, что в Евросоюзе меньше представителей из Восточной Европы, но, с другой стороны, у этих стран нет и запроса на это, потому что они не доверяют собственным чиновникам. Это стало одной из причин, почему страны Восточной Европы встретили идею вступления в ЕС с большим энтузиазмом. Они хотели, чтобы пришли западноевропейцы и все им наладили», – обратил внимание Бышок.

Тем не менее эксперты сходятся во мнении, что в вопросе доступа к политическим институтам Европы первостепенное значение имеет размер экономики той или иной страны.

«Мы говорим о разном уровне экономического развития. «Старые» страны ЕС более богатые и имеют больший опыт демократии, чем страны Восточной Европы. Перспектива того, стоит ли ожидать большей представленности в ЕС стран Центрально-Восточной Европы, завязана на политическом и экономическом развитии этих стран», – уверен Бышок.

Такой же точки зрения придерживается и старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Владимир Оленченко. По его словам, страны Восточной Европы и Прибалтики являются бенефициарами в ЕС и поэтому не должны иметь такого большого политического влияния, как страны-спонсоры:

«Евросоюз – это экономическая группировка, которая действует для обеспечения сбалансированного экономического роста и повышения благосостояния. В ЕС только около 9 стран-доноров, которые насыщают общий бюджет, – Германия, Франция, страны Бенилюкса, Швеция, Финляндия. Страны Восточной Европы – все нетто-получатели или, грубо выражаясь, иждивенцы. При этом они еще претендуют на то, чтобы определять, какой должна быть экономическая политика в ЕС».

Так, по данным Европейской комиссии, наибольший вклад в бюджет ЕС делают такие страны, как Германия, Франция, Италия, Нидерланды, Австрия, Финляндия, Швеция, а также покинувшая организацию Великобритания. Эти страны вложили больше финансов, нежели получили.

Дороже всего членство в ЕС обходится Берлину. В 2019 году разница между доходами и расходами у Германии составила более 14 млрд евро. Страны Балтии и Восточной Европы, напротив, пополнили свои бюджеты. Среди них Болгария, Чехия, Хорватия, Венгрия, Румыния. Максимальную выгоду для себя в регионе получила Польша. С учетом бюджетных взносов Варшава приобрела более 12 млрд евро.

«У стран Балтии вес ВВП в общем продукте Евросоюза составляет менее процента – около 0,66%, а мы от них слышим достаточно много претензий. О чем пекутся эти страны Восточной Европы? Им нужен Евросоюз как инструмент антироссийской политики. Идеал для них – это когда хвост виляет собакой, чтобы такие малозначительные экономики, как у стран Балтии, задавали тон Евросоюзу», – сказал Оленченко.

Куда утекают европейские деньги

Логично было бы задать вопрос, а зачем Евросоюзу в принципе неплатежеспособные страны и их представители, членство которых в организации странам с сильной экономикой обходится слишком дорого.

Владимир Оленченко предположил, что здесь лежит скорее политический мотив. Западная Европа решила сделать страны, вышедшие из состава СССР, более «демократическими». С точки зрения экономики Восточная Европа – это также дешевая рабочая сила и крупный рынок сбыта.

«Исследователи из Кембриджа считают, что вопрос присоединения стран Восточной Европы и Прибалтики был политическим, а не экономическим решением. И это очень сильно исказило европейский рынок. Неквалифицированная рабочая сила из региона ринулась в страны Западной Европы», – рассказал Baltnews Оленченко.

Однако в Брюсселе, похоже, по-прежнему надеются, что выделенные из европейского бюджета средства действительно пойдут на развитие инфраструктуры стран Восточной Европы и повышение уровня жизни их жителей.

Статистические ведомства Прибалтики пока говорят обратное. Размер минимальной заработной платы в странах Балтии является одним из самых низких в Европе, а уровень бедности – беспрецедентным.

Вместо того чтобы пустить деньги ЕС на социальные гарантии, прибалтийские власти продолжают шантажировать Брюссель блокировкой пакета Фонда восстановления для ликвидации последствий пандемии, если им не выделят деньги на проект Rail Baltica.

Согласно договоренности лета 2020 года, только одной Литве выделят 14,5 млрд евро на развитие экономики.

На железнодорожную магистраль Rail Baltica, которую эксперты единогласно называют нерентабельной, так как ее просто некем будет загрузить, уйдет 1,4 млрд евро.

«Грустно что, те деньги, которые они получают, не идут на улучшение благосостояния населения. Там по-прежнему безрезультатно просят повысить заработную плату, не хватает социальных льгот. А в это время деньги идут на какой-нибудь проект вроде Rail Baltica, который является убыточным», – резюмировал политолог.

Baltnews

 

Оставить комментарий